Меню Рубрики

Переломы проксимального метаэпифиза костей голени

Лечение переломов верхнего отдела бедренной кости и по сей день остается одной из актуальных проблем травматологии.

Число случаев переломов данного участка во всем мире увеличивается ежегодно.

Страдают чаще люди пожилого возраста, большинство из которых женщины.

Метафиз это отдел кости, соседствующий с эпифизарной пластинкой, за счет которой осуществляется рост кости в длину.

Со временем метафиз постепенно окостеневает со стороны эпифиза. Его рост и окончательное окостенение завершается в возрасте от 18 до 25 лет.

Проксимальный метаэпифиз бедренной кости, это отдел кости который состоит из проксимального эпифиза и метафиза.

Плоскость перелома проходит снизу вверх, шеечно-диафизарный угол увеличивается, возникает вальгусное отклонение шейки с вколачиванием отломков.

Если травмирующая сила направлена ??на участок большого вертела внешне немного снизу, а концовка приведена, плоскость перелома проходит сверху вниз, дистальный отломок смещается проксимально, шеечно-диафизарный угол уменьшается, возникает варусная деформация шейки с нестабильностью отломков – аддукционный перелом шейки бедра.

Нестабильность отломков обусловлена ??косой плоскостью перелома и вследствие сокращений ягодичных мышц возникает постоянное срезающее движение отломков, который препятствует восстановлению сосудистой сетки и приводит к рассасыванию фрагментов шейки и образования ложных суставов.

Если травмирующая сила действует на внешнюю поверхность большого вертела по оси шейки, возникают переломы вертлюгов или центральные переломовывихи бедра.

Существует много классификаций переломов проксимального конца бедренной кости. Некоторые из них, переломы вертлужного участка, относят к латеральным переломам шейки бедра.

Как известно из анатомии, большой и малый вертлюги являются не горлышком, а апофизом бедренной кости и лишь в возрасте 17–18 лет они срастаются с бедренной костью. Вертлюги имеют свою автономную сосудистую сетку, они вне капсулы сустава, и относить их к переломам шейки бедренной кости нет оснований.

  • переломы головки бедренной кости;
  • переломы шейки – субкапитальные (при увеличении шеечно-диафизарного угла – абдукционные или вальгусные, при уменьшении – аддукционные или варусные); трансцервикальные вальгусные и варусные переломы; базальные (латеральные) вальгусные и варусные переломы;
  • переломы вертлюжного участка: чрезвертельные; межвертельные; подвертельные; многооскольчатые вертлюжные; изолированные переломы большого вертела; изолированные переломы малого вертела.

Вследствие инволютивных процессов в костях возникает распространенный остеопороз, нарушение микроциркуляции головки бедренной кости с прогрессивным развитием нейротрофических изменений в ней.

В шейке истончается дуга Адамса, появляются поля разрежения костной структуры.

Кроме того, дегенеративно-дистрофические изменения в позвоночнике обусловливают возникновение рецидивного полирадикулита, ишиорадикулита, миалгий, которые вместе с инволютивными процессами значительно снижают эластичность мышц и защитную реакцию их при падении.

Все это ведет к снижению прочности, и переломы возникают вследствие незначительной травмы, которой есть простое падение на бок.

У людей молодого и среднего возраста переломы проксимального конца бедренной кости возникают довольно редко, в основном вследствие значительных травм: падение с высоты, сильный удар в области большого вертела.

Кроме травматических переломов проксимального конца бедренной кости наблюдаются патологические переломы, причиной которых являются злокачественные опухоли, диспластические процессы, метастазы, coxa vara.

Встречаются редко и возникают у людей молодого или среднего возраста вследствие значительных травмирующих сил, действующих по оси шейки при несколько приведенной конечности.

В данном случае головка своей верхней частью упирается в край вертлюжной ямки, что приводит к ее краевому или многооскольчатому перелому.

Активные движения в тазобедренном суставе невозможны, а при попытке осуществить их боль обостряется.

При осмотре обращает на себя внимание умеренная наружная ротация конечности.

У пострадавших с пониженным развитием подкожной жировой клетчатки видно пульсацию бедренной артерии под паховой связкой.

При многооскольчатых переломах отмечается относительное и функциональное укорочение конечности (на 1,5-2 см). Пальпация обостряет боль под паховой связкой, тогда как участок большого вертела безболезненен.

Нажатие на участок большого вертела по оси шейки и пассивные движения конечности обостряют боль в суставе.

Верхушка большого вертела несколько выше линии Розера-Нелатона, а при краевых переломах головки она расположена на линии Розера-Нелатона и пострадавшие способны при умеренной боли дозировано нагружать ногу.

Внимательное обследование позволяет клинически провести дифференциальную диагностику переломов головки и переломов шейки бедренной кости.

В отличие от переломов головки, при переломах шейки концовка лежит пассивно в наружной ротации, активные движения в тазобедренном суставе невозможны.

При пальпации боль локализуется по передней поверхности участка тазобедренного сустава в бедренном треугольнике (Скарпа). Верхушка большого вертела расположена значительно выше линии Розера-Нелатона, и более выраженное относительное и функциональное укорочение конечности.

Нарушена равнобедренность треугольника Бриана и линия Шемакера проходит ниже пупка.

В большинстве случаев краевые переломы головки без смещения и вальгусные вколоченные переломы шейки бедра клинически дифференцировать невозможно.

Подтверждает диагноз рентгеновское исследование.

При краевых переломах: иммобилизация конечности кокситной гипсовой повязкой на срок 3-5 месяцев.

Методика лечения переломов проксимальной (верхней) части бедренной кости прошла немалый путь эволюции, претерпевая определенные изменения.

Например, на первых этапах развития лечение являлось консервативным, и заключалось в применении постоянного скелетного вытяжения.

Но результаты подобного лечения не могли считаться удовлетворительными, поскольку в большинстве случаев консолидация происходила в порочном положении.

Длительное скелетное вытяжение подразумевает непрерывный постельный режим, за время которого пациент значительно ослабевает, развивается мышечная гипотрофия, контрактура суставов.

В связи с этим хирурги стали искать малотравматичный способ оперативного лечения переломов проксимальной части бедренной кости. Таким методом стал полифасцикулярный остеосинтез. Однако результат этого лечения также оказался неудовлетворительным.

Пациенты испытывали сильные боли, развивались тяжелые воспалительные процессы в области фиксирующих кости спиц. После отказа от данного метода, стали применять лечение с помощью погружных фиксаторов.

Для остеосинтеза использовали трехлопастной гвоздь, динамический бедренный винт, динамический мыщелковый винт, а также углообразные пластины.

Летальность, в связи с появлением воспалительных процессов, составляла 4,3% случаев, в то время как этот показатель достигал 8,8% при консервативном лечении.

Наиболее эффективным и стабильным остеосинтезом признан динамический винт. Его использование дает возможность более ранней активизации пациентов.

источник

Лечение больных с переломами проксимального эпиметафиза костей голени, осложненных черепно–мозговой травмой

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Переломы проксимального отдела большеберцовой кости составляют, по данным исследователей [1,4,6], до 6,9% всех переломов конечностей и, по данным нашего наблюдения, 20,7% от всех эпиметафизарных переломов при черепно–мозговой травме (ЧМТ).

Многие авторы отмечают высокий процент неудовлетворительных результатов при лечении переломов этой локализации, так как они сопровождаются грубыми анатомическими нарушениями и сомнительными прогнозами в отношении восстановления функции конечности [1,3,5]. В данной работе рассматривается их сочетание с ЧМТ, что особенно затрудняет лечение перелома.
С декабря 2003 по сентябрь 2007 года мы обследовали 53 пострадавших (31 мужчина и 22 женщины) в возрасте от 16 до 72 лет с переломами проксимального эпиметафиза костей голени и ЧМТ. Все больные доставлены в остром периоде травмы. Для оценки тяжести ЧМТ применялась шкала комы Глазго (ШКГ). Переломы мыщелков рассматривали по классификации АО. Из 53 больных у 11 наблюдалась тяжелая ЧМТ. У 3 с уровнем сознания менее 8 баллов по ШКГ, 8 больных поступили с уровнем сознания 9–12 баллов. Тяжелая ЧМТ включала очаговый ушиб тяжелой степени – 7 больных, ушиб головного мозга со сдавлением субдуральной гематомой у 2 больных, вдавленные переломы черепа с образованием эпидуральной гематомы у 2 больных. Летальность в этой группе больных составила 19% (2 больных). В группе больных с тяжелой ЧМТ переломы проксимального метаэпифиза типа А2 отмечались у 2 пациентов, у 9 пациентов – типа В, включая открытые повреждения. Для уточнения характера повреждения использовали КТ или МРТ коленного сустава. У 5 пациентов с тяжелой ЧМТ и переломами кости типа А2 (1 больной), В1 (3 больных), В2 (1 больной) выбран консервативный метод лечения, т.к. все больные поступили в клинику в очень тяжелом состоянии (3–5 баллов по ШКГ). У 3 пострадавших длительность комы превышала 2 недели, а у 2 после интракраниального вмешательства отмечалось нестабильность гемодинамики, нарушение витальных функций с исходом в вегетативное состояние. Это не позволило выполнить остеосинтез в ранний и отсроченный период. Проводилось консервативное лечение, что послужило основной причиной неудовлетворительных результатов у 4 больных с переломами типа В1 и В2. В 4 случаях в группе больных с тяжелой ЧМТ выполнен остеосинтез проксимального отдела костей голени. Важно отметить, что 2 больным выполнено одномоментное оперативное лечение, т.е. краниотомия с одновременно или последовательно выполненным остеосинтезом перелома. В данной группе больных летальный исход был у 1 больного, причиной смерти явился тяжелый ушиб головного мозга с нарушением диэнцефальных отделов, дислокационный синдром; у остальных больных отмечен хороший и удовлетворительный результат восстановления функции сустава, результаты лечения ЧМТ расценены как хорошие.
У 1 пострадавшей на фоне тяжелого ушиба головного мозга было открытое повреждение проксимального метаэпифиза (С2 тип). При поступлении произведено ПХО раны и выбран метод внеочаговой фиксации в аппарате Илизарова с применением встречных репозиционно–фиксационных спиц с упорными площадками (рис. 1). Рана велась открыто, зажила вторичным натяжением. Через 2,5 мес. демонтирован аппарат, получен хороший результат (рис. 2).
У 17 пациентов отмечалось ЧМТ средней степени тяжести. Оперативное лечение переломов осуществлено у 11 пациентов, в качестве дополнительного обследования выполнялась компьютерная томография (КТ) коленного сустава и головного мозга, что позволяло адекватно оценить как интракраниальную, так и внутрисуставную патологию, откорригировать терапию для лечения ЧМТ и выбрать оптимальный метод хирургического лечения перелома. У 25 больных с легкой ЧМТ (сотрясение головного мозга или ушиб головного мозга легкой степени) тяжесть состояния была связана с наличием травматического шока. После проведения противошоковой терапии тактика лечения определялась тяжестью повреждения внечерепного компонента, с одновременной коррекционной терапией ЧМТ. В этой группе больных переломы с импрессией отломков отмечались в 67,7% (17 больных), степень импрессии установлена с помощью КТ коленного сустава, что в последующем определило тактику лечения. У 6 больных были переломы В1 без значительной импрессии и дефекта хрящевой поверхности, им проводилось консервативное лечение. Остальным пациентам проводилось оперативное лечение: открытая репозиция, фиксация отломков пластиной, пластика костного дефекта, резекционная трепанация черепа с удалением вдавленных отломков и эпидуральных гематом с обеих сторон 3 больным с повреждением В1 типа (с незначительным смещением, импрессией и без дефекта хряща) производилась закрытая репозиция и фиксация малеолярными винтами под контролем ЭОП и артроскопии. Подобная тактика, по нашему мнению, возможна только в ранний период. У 8 больных производилась открытая репозиция с реконструкцией тибиального плато, пластикой дефекта биокомпозитным материалом (MIIG 115 сульфатно–каль­цие­вый комплекс), фиксацией винтами и поддерживающей пластиной. По нашему наблюдению (у 6 пациентов из данной группы) предпочтительно производить фиксацию мы­щелка винтами и поддерживающими пластинами с угловой стабильностью, что позволяет в большей степени сочетать прочность и малоинвазивность.
Клинический пример №1. Больной Д., 23–х лет, получил травму в результате ДТП (сбит автомашиной). Диагноз при поступлении: сочетанная травма, открытая ЧМТ, ушиб головного мозга средней степени тяжести, перелом височной кости с переходом на основание черепа в области средней черепной ямки, субарахноидальное кровоизлияние, перелом наружного мыщелка большеберцовой кости слева, с незначительным смещением. При поступлении произведена иммобилизация конечности ортезной повязкой. На 2–е сутки выполнена МРТ коленного сустава, где выявлена значительная импрессия в области наружного мыщелка (рис. 3), однако при рентгенографическом исследовании такой значительной им­прессии не определялось (рис. 4). Это потребовало хирургического вмешательства. Больному произведены под контролем артроскопии закрытая ре­по­зиция и малоинвазивный (разрез только для им­плантации винтов) остеосинтез наружного мыщелка с применением пластики дефекта комплекса MIIG 115 (рис. 4).
Клинический пример №2. Больной Б., 52 года, получил травму в результате ДТП (сбит автомашиной). Диагноз: открытая тяжелая ЧМТ, многооскольчатый вдавленный перелом лобной и височной костей с обеих сторон со сдавлением эпидуральными гематомами, субарахноидальное кровоизлияние, закрытый перелом на­ружного мыщелка большеберцовой кости типа В3 справа, множественные ушибы, гематомы, ссадины ли­ца, ко­нечностей. Травматический шок II степени. На рент­ге­нограмме правого коленного сустава определяется перелом наружного мыщелка большеберцовой кости со смещением (рис. 5). На КТ можно увидеть более значительные повреждения и обширный дефект хряща (рис. 6).
Состояние при поступлении тяжелое, уровень сознания кома II (6 баллов по ШКГ), оценка тяжести травмы по шкале TS 10 баллов (вероятность выживаемости 55%). В связи с тяжестью состояния больного, при поступлении налажена инфузионная противошоковая терапия.
На рентгенограмме черепа определяется перелом лобной кости с переходом на основание (рис. 7).
На серии КТ головного мозга больного Б. определяется, что перелом носит оскольчатый импрессионный характер, имеются эпидуральные гематомы лобной области (рис. 8).
Больному произведено одномоментное оперативное лечение: резекционная трепанация черепа с удалением вдавленных отломков и эпидуральных гематом с обеих сторон (рис. 9) с выполнением остеосинтеза наружного мыщелка большеберцовой кости пластиной с угловой стабильностью малоинвазивным доступом под контролем ЭОПа с пластикой дефекта материалом MIIG–115, имплантированным в дефект малоинвазивно специальным шприцом и резекцией поврежденного латерального мениска (рис. 10).
Состояние после операции у больного удовлетворительное, был выписан на 28 сутки с момента поступления.
У 8 больных диагностированы переломы типа – В1 (5 б–х), В2 (2), С2 (1). Производился остеосинтез пластинами с угловой стабильностью с применением костной аутопластики из крыла подвздошной кости.
В контрольную группу вошло 9 пациентов, которым не производилось оперативное лечение переломов мыщелков. У 5 больных из–за тяжести ЧМТ (у 1 больного вегетативное состояние и у 4 больных с тяжелым ушибом головного мозга в крайне тяжелом состоянии с длительным нахождением на ИВЛ и с последующим летальным исходом у 2 из них). У 4 больных отмечались повреждения типа ВI без смещения.
Результаты лечения прослежены в сроки от 6 мес. до 4 лет. Оценку результатов лечения проксимального метаэпифиза большеберцовой кости производили с помощью шкалы Rassmunsen [7]. В большинстве случаев получены хорошие (23 перелома – 43,4%) и отличные (15 переломов – 28,4%) результаты. В 11 случаях – 20,7% результаты расценены как удовлетворительные, неудовлетворительные результаты получены в 4 случаях – 7,5% (у 2 из них отмечался летальный исход).
Таким образом накопленный опыт лечения сочетанных повреждений проксимального метаэпифиза большеберцовой кости и черепно–мозговой травмы позволил нам сделать следующие выводы:
1. Необходима ранняя и высокоинформативная диагностика, включающая в себя КТ головного мозга и проксимального метаэпифиза большеберцовой кости для определения показаний и выбора оптимальных методов оперативного лечения.
2. Оперативное лечение переломов с повреждениями тибиального плато необходимо производить в максимально ранние сроки и, возможно, одновременно с операциями на головном мозге при сочетанной ЧМТ.
3. При тяжелых, особенно открытых повреждениях типа С, методом выбора может рассматриваться (особенно в ранние сроки) метод внеочаговой фиксации [7].
4. Артроскопически контролируемый остеосинтез переломов мыщелков, применение ЭОП, фиксаторов с угловой стабильностью, композитных биоматериалов высокой прочности позволяет существенно сократить сроки операции, выполнять остеосинтез с полным визуальным и рентгенологическим контролем малоинвазивно и малотравматично, что очень важно при сочетанной ЧМТ.

источник

В различных проявлениях эти повреждения встречаются преимущественно у детей старшего возраста. Спорным можно назвать утверждение некоторых авторов, что повреждения проксимального эпиметафиза большеберцовой кости у детей являются аналогами переломов мыщелков большеберцовой кости у взрослых людей. Не идентичен и механизм повреждений костно-хрящевых образований у детей и тем более не одинаковы биомеханические условия их возникновения с соответствующей патоморфологической характеристикой. К тому же, уместно указывает А. Ф. Бухны (1973), ни одна связка, за исключением крестообразных, или сухожилие не прикрепляются непосредственно к проксимальному эпифизу и не принимают участия в возникновении эпифизеолиза при непрямом механизме травмы.

Более того, проксимальный эпифиз большеберцовой кости окружен прочными связками и многими сухожилиями, оказывающими препятствие возникновению переломов эпифиза и эпифизеолизов при прямой травме. Этими особенностями можно объяснить редкость повреждения зоны роста в этой области. Иное положение создается у детей старшего возраста, когда в зону повреждения вовлекается окостеневающая бугристость большеберцовой кости, являющаяся своеобразным продолжением проксимального эпиметафиза, В таких случаях возникает своего рода двойной эпи- или остеоэпифизеолиз эпифиза и апофиза.

При этом облегчается сопоставление отломков и уменьшается угроза развития глубоких аваскулярпых нарушений в. костно-хрящевых структурах, связанных с бугристостью связкой надколенника, несущей кровоснабжение области повреждения. Эпифизарные и эпиметафизарные повреждения проксимального отдела большеберцовой и малоберцовой костей возможны как от прямого, так и непрямого механического воздействия травмирующей силы.

При значительном непрямом воздействии может возникать полное или частичное отделение эпифиза вместе с бугристостью большеберцовой кости. Смещение, как правило, бывает в переднем направлении с приподнятием и некоторым нависанием эпифиза с частью бугристости над метафизом. Среди наших больных в пяти случаях наблюдались эпифизеолизы во время прыжков детей с большой высоты, очевидно, с чрезмерным переразгибанием в коленном суставе при приземлении. На боковых рентгенограммах у них наблюдались признаки компрессии в области бугристости большеберцовой кости и умеренное выпячивание с легким приподниманием заднего края эпифиза.

Читайте также:  Перелом кости руки лекарство

Клиническая симптоматология при повреждениях в области проксимальной ростковой зоны голени определяется тяжестью травмы, характером повреждения и степенью смещения фрагментов. При изолированных повреждениях бугристости большеберцовой кости отмечаются припухлость, локализованная болезненность, ограничение движений в коленном суставе и невозможность поднять выпрямленную ногу в положении лежа. При эпифизеолизах со смещением характерны более выраженная припухлость, невозможность активных и пассивных движений, сглаженность контуров коленного сустава за счет реактивного выпота, вынужденное положение конечности, а также боковые деформации на уровне повреждения. При заднем смещении дистального фрагмента клиническая картина может напоминать задний вывих или подвывих голени.

Наряду с клинической симптоматологией решающими в постановке диагноза являются рентгенологические данные, особенно рентгенограммы в переднезадней проекции, так как неповрежденный боковой сухожильно-связочный аппарат препятствует значительным боковым смещениям. При наличии клинических признаков повреждения и отсутствии рентгенологических данных повторная рентгенография через 10—12 дней по признакам обызвествления надкостницы подтверждает или исключает наличие костно-хрящевого повреждения, так называемый эпифизеолиз без смещения.

Незначительные разобщения эпифиза чаще возникают с переднемедиальной стороны и определяются по неравномерности рентгенологического просветления ростковой хрящевой зоны. Интерпретация рентгенограмм значительно облегчается при наличии перелома эпифиза или метафиза, или того и другого, как это бывает при эпиметафизарных переломах и остеоэпифизеолизах. При расшифровке рентгенограмм больных с эпифизеолизами, особенно с подозрением на повреждение бугристости большеберцовой кости, всегда необходимо учитывать возрастные сроки окостенения этих образований и особенности формирования как самого эпифиза, так и бугристости большеберцовой кости из нескольких ядер оссификации.

Среди повреждений проксимального эпиметафиза большеберцовой кости у детей преобладают эпифизеолизы и эпифизарные переломы, а среди повреждений дистальных отделов костей голени у детей преобладают остеоэпифизеолизы и эпиметафизарные переломы большеберцовой кости. В отличие от подобных повреждений в области верхних конечностей сопутствующие сосудистые и неврологические нарушения при повреждениях нижних конечностей встречаются значительно реже.

При повреждениях в области зон роста в проксимальном отделе большеберцовой кости требуется соблюдение определенных принципов, тождественных с другими костями, направленных не только на сращение фрагментов с анатомическим и функциональным восстановлением, но и обеспечивающих нормальный последующий рост конечности. Прежде всего, не следует слишком рано прекращать иммобилизацию при этих повреждениях — не ранее 4— 5 недель. Этих сроков следует придерживаться при повреждениях бугристости большеберцовой кости без смещения отломков или с незначительным смещением, не требующим репочиции. Она может быть осуществлена с помощью глубокой гипсовой шины, которая после трех недель превращается и съемную, с наращиванием физиофункционального лечения: массажа, лечебной гимнастики и тепловых процедур. На этом заключительном этапе реабилитации шина прибинтовывается только на время сна.

При эпи- и остеоэпифизеолизах проксимального отдела большеберцовой кости, не требующих репозиции, иммобилизация конечности гипсовой повязкой длится 1 —1,5 месяца. Мри смещении отломков производится одномоментное закрытое вправление под наркозом с учетом направления и степени смещения фрагментов. Основные смещения происходят обычно в сагиттальной плоскости — это переднезадние и угловые смещения, а чаще их сочетания.

На этом основании различают разгибательные переломы по типу остеоэпифизеолиза, когда кроме сдвига дистального фрагмента кзади возникает угловая деформация — угол открыт кпереди. При сгибательном переломе торцовая часть проксимального отломка не без участия прикрепляющейся к бугристости связки надколенника выдвигается кпереди и одновременно становится по отношению к дистальному фрагменту под углом, открытым кзади.

  1. Необходимым условием репозиции является придание согнутого положения в коленном суставе и противовытяжение за дистальный отдел бедра. Вправление осуществляется под наркозом. Ребенок располагается на перевязочном столе с опущенными через край стола голенями.
  2. Хирург, сидящий лицом к больному, захватывает область повреждения обеими руками. Как при сгибательных, так и разгибательных разновидностях повреждений большие его пальцы располагаются над бугристостью болынеберцовой кости, остальные — с боков и сзади.
  3. Производится тракция голени, несколько увеличивается имеющееся угловое смещение и одновременно устраняют смещения по ширине как в сагиттальной, так и фронтальной плоскостях.
  4. Завершается репозиция устранением чисто углового смещения в разогнутом или согнутом на 5° положении конечности. В этом положении после контрольной рентгенографии накладывается гипсовая циркулярная повязка сроком до 5—6 недель.
  5. При разгибательных переломах во время тракции за голень для облегчения вправления увеличивают имеющееся угловое смещение движениями пальцев хирурга в противоположном направлении.
  6. Таким образом, при сгибательных переломах хирург надавливает большими пальцами (на завершающем этапе репозиции) на область бугристости болынеберцовой кости спереди назад.
  7. При разгибательных переломах — давление осуществляется расположенными по задней и боковым поверхностям проксимального отдела голени восемью пальцами сзади наперед.
  8. Одновременно устраняются и имеющиеся боковые смещения во фронтальной плоскости. Исключительно важно при этом бережно и последовательно восстанавливать двигательную и опорную функцию конечности.
  9. При эпифизарных и эпиметафизарных переломах, а также некоторых остеоэпифизеолизах со смещением, не поддающихся закрытой ручной репозиции, ставятся показания к оперативному вмешательству.
  10. После открытой репозиции предпочтительнее фиксация фрагментов одной-двумя спицами, а при одновременных повреждениях эпиметафиза со стороны медиальной и латеральной сторон фиксация осуществляется двумя встречными спицами с упорными площадками, фиксированными в полукольцах аппарата Илизарова.

Исходы повреждений эпифизарных ростковых зон зависят от того, в какой именно зоне росткового хряща происходит травматическая деструкция; при повреждении зоны обызвествления наблюдаются благоприятные отдаленные результаты, а повреждение в пределах зоны зародышевых клеток колончатого слоя может привести к развитию деформации или отставанию конечности в росте.

источник

Переломы проксимального конца большеберцовой кости наблюдаются при политравме достаточно часто и в большинстве случаев имеют сложный многооскольчатый характер.

Внутрисуставные переломы мыщелков большеберцовой кости в последние годы принято называть переломами «плато». От точности восстановления проксимальной суставной поверхности большеберцовой кости напрямуюзависят последующая функция коленного сустава и скорость развития деформирующего артроза. Одновременно с переломом плато в той или иной степени повреждаются мягкотканые образования коленного сустава — мениски, наружная и внутренняя боковые связки в месте их прикрепления. Собственно крестообразные связки обычно не повреждены, но может возникнуть их функциональная недостаточность вследствие отрыва межмыщелкового возвышения. Переломы проксимального конца большеберцовой кости удобнее всего классифицировать по AO/ASIF (рис. 10-9).

Рис. 10-9. Классификация переломов проксимального конца большеберцовой кости по AO/ASIF.

Тип А. Внутрисуставные переломы.

А1 — отрывные переломы головки малоберцовой кости, бугристости большеберцовой кости и межмыщелкового возвышения. Эти переломы всегда свидетельствуют об отрыве соответствующих связок коленного сустава — наружной боковой связки, собственной связки надколенника и крестообразных связок, поскольку они прикрепляются к указанным костным фрагментам;

А2 — простые внутрисуставные метафизарные переломы;

A3 — сложные оскольчатые метафизарные переломы, которые могут распространяться на диафиз большеберцовой кости.

Тип В. Неполные внутрисуставные переломы.

B1 — переломы наружного или внутреннего мыщелка без вдавления;

B2 — то же с вдавлением суставной поверхности;

B3 — то же, оскольчатые переломы с вдавлением.

Тип С. Полные внутрисуставные переломы.

С1 — переломы обоих мыщелков;

С2 — оскольчатые переломы обоих мыщелков без компрессии;

СЗ — многооскольчатые переломы обоих мыщелков с компрессией суставной поверхности.

Механизм переломов проксимального отдела большеберцовой кости при политравме чаще всего прямой — удар в область коленного сустава, при наезде на пешехода («бамперный» перелом) или деталями автомобиля при внутриавтомобильной травме. Тип перелома зависит от того, в каком положении находился коленный сустав. При согнутом коленном суставе чаще всего возникают оскольчатые переломы типа С, при разогнутом — изолированные переломы мыщелков типа В. Отрывные переломы возникают при отбрасывании пешехода и падении на слегка согнутую ногу в положении варуса или вальгуса в коленном суставе, но они могут возникнуть и при прямом ударе.

Причиной около 15% переломов плато являются падения с высоты, и здесь имеет место как прямой механизм (удар о землю), так и, чаще, непрямой, когда при приземлении на слегка согнутую ногу в положении варуса или вальгуса мыщелки бедра оказываются более прочными и ломают мыщелки голени. По нашим данным, переломы наружного мыщелка большеберцовой кости наблюдаются в 48,3% случаев, переломы обоих мыщелков — в 29,4%, внутреннего мыщелка — в 7%, внесуставные переломы метафиза большеберцовой кости — в 14,1%, отрывные переломы — в 0,2% случаев. Отрывные переломы были представлены в подавляющем большинстве случаев в виде отрыва головки малоберцовой кости вместе с наружной боковой связкойи перелома межмыщелкового возвышения. Отрывы бугристости большеберцовой кости с собственной связкой надколенника и места прикрепления внутренней боковой связки были крайне редки.

На реанимационном этапе переломы проксимального конца большеберцовой кости иммобилизовали в большинстве случаев задней гипсовой лонгетой от верхней трети бедра до голеностопного сустава. Как правило, предварительно приходилось выполнять пункцию коленного сустава для удаления гемартроза. При метафизарных переломах с большим смещением и захождением отломков накладывали скелетное вытяжение за пяточную кость. Открытые переломы составляли 8,1% всех переломов рассматриваемой локализации. При переломах с небольшим смещением ограничивались хирургической обработкой и иммобилизацией задней гипсовой лонгетой. Открытые переломы со смещением во время хирургической обработки фиксировали стержневым АНФ, вводя стержни в нижнюю треть бедра и среднюю треть большеберцовой кости.

Точную репозицию и фиксацию отломков мы выполняли на профильном клиническом этапе после перевода пострадавшего из реанимационного отделения. В подавляющем большинстве случаев это удавалось при оперативном лечении.

Консервативное лечение было показано при переломах без смещения, у пациентов старческого возраста и при отказе от операции по личным мотивам или вследствие медицинских противопоказаний из-за тяжелых соматических заболеваний, нагноения открытого перелома, общей гнойной инфекции (пневмония, сепсис), неадекватности поведения и невменяемости вследствие психического заболевания.

Во всех этих случаях мы стремились по возможности устранить или уменьшить смещение отломков и, самое главное, варусную или вальгусную деформацию коленного сустава, которые в последующем являются причиной укорочения конечности и резкого нарушения походки и вообще опороспособности нижней конечности.

Репозиция была возможна, если она выполнялась в течение 7— 10 дней с момента травмы. Ее делали под внутрисуставной анестезией 1% раствором новокаина (30—40 мл) после предварительной эвакуации гемартроза. Через пяточную кость проводили спицу, которую закрепляли в скобе для скелетного вытяжения. Помощник травматолога осуществлял тракцию за скобу по длине выпрямленной конечности в течение 7—10 мин.

Затем накладывали глубокую заднюю гипсовую лонгету по типу разрезного тутора от верхней третибедра до голеностопного сустава. Лонгета должна быть сильно влажной и замочена в холодной воде, с тем чтобы срок первичного застывания гипса был не менее 7—10 мин. Гипсовую лонгету тщательно моделируют и затем травматолог ладонями рук создает положение варуса (при переломе наружного мыщелка) или вальгуса (при переломе внутреннего мыщелка) до первичного застывания гипса. Необходим рентгенологический контроль. Срок гипсовой иммобилизации 6—8 нед. При точной закрытой репозиции изолированных переломов мыщелков большеберцовой кости отличные и хорошие результаты составляют 85—90%.

Оперативное лечение было основным методом у пострадавших с политравмой, так как более 70% переломов имели сложный характер и имелись переломы соседних сегментов конечности (бедро, голеностопный сустав и стопа). Стабильная фиксация переломов давала возможность ранних движений в коленном суставе, которые были необходимы для максимального восстановления его функции.

Знание биомеханики коленного сустава придает действиям хирурга-травматолога должную осмысленность и обеспечивает хороший результат.

Коленный сустав функционирует как гинглимус (шарнир) и как трохоид. Шарнир обеспечивает сгибание-разгибание сустава (в норме в пределах 180—40°) и даже гиперэкстензию в суставе (до 10°). Гиперэкстензия возможна у женщин и наиболее выражена у балерин и гимнасток. Ротация голени в коленном суставе наибольшая в положении сгибания до 90° и составляет 25—30°, причем внутренняя преобладает над внешней.

При тяжелых повреждениях коленного сустава в ряде случаев достичь полного восстановления функции не удается, однако умеренное ограничение движений дает возможность больному вести достаточно комфортный образ жизни. Так, для нормальной походки достаточно сгибания в коленном суставе до 110°, для нормального сидения за столом и вставания из-за стола — 60—70°.

Сгибание в коленном суставе сопровождается перемещением мыщелков бедра кзади относительно плато большеберцовой кости, благодаря чему появляется возможность осмотреть мениски и убедиться в точности восстановления суставной поверхности большеберцовой кости (рис. 10-10).

Рис. 10-10. Перемещение мыщелков бедра кзади относительно «плато» большеберцовой кости.

А и В — крайние положения надколенника,
D — направление перемещения,
R и Г — расстояния от центра вращения до передней поверхности мыщелков,
О — место прикрепления собственной связки надколенника.

Отрывные переломы головки малоберцовой кости подлежат оперативному лечению, поскольку они свидетельствуют об отрыве наружной боковой связки, что приводит к грубой латеральной нестабильности в коленном суставе. Консервативное лечение в этих случаях не дает эффекта.

Нащупывают оторвавшийся фрагмент и малоберцовую кость и делают небольшой разрез от фрагмента до верхней трети последней. Однозубым крючком низводят оторвавшийся фрагмент головки малоберцовой кости и фиксируют его винтом с шайбой, дополнительно укрепляя внутрикостным проволочным швом. Часто фрагмент бывает небольшим, поэтому для фиксации наружнобоковой связки используют только внутрикостный шов.

Аналогичным образом поступают при отрывных переломах бугристости большеберцовой кости и внутренней боковой связки, которые наблюдаются крайне редко. Отрыв межмыщелкового возвышения лечат консервативно гипсовой иммобилизацией.

Внутрисуставные переломы верхнего метафиза большеберцовой кости со смещением являются показанием для остеосинтеза. Разрезвыполняют ниже щели коленного сустава с внутренней или наружной стороны. Отломки фиксируют Т- или Г-образной пластиной АО или специальной мыщелковой пластиной LC-DCP. У тяжелобольных с полисегментарными переломами мы использовали малоинвазивную систему LISS.

Внутрисуставные переломы в рамках политравмы имеют сложный многооскольчатый характер. Изолированные переломы мыщелков встречаются достаточно редко (10—12%). Изолированные переломы мыщелков можно фиксировать двумя спонгиозными канюлированными винтами под контролем ЭОП закрытым способом. Конечность растягивают на ортопедическом столе, коленному суставу придают положение варуса при переломе наружного мыщелка и вальгуса — внутреннего. Мыщелок сопоставляют при помощи шила и фиксируют перкутально двумя спицами, которые заменяют канюлированными винтами. Операцию производят в срок до 10—14 дней с момента травмы, в более поздние сроки мыщелки сопоставляют и фиксируют винтами открыто.

Переломы типов ВЗ и С составляют большинство при высокоэнергетической травме и являются прямым показанием к оперативному лечению, без которого восстановить опорность конечности и функцию коленного сустава в большинстве случаев невозможно.

В большинстве случаев мы использовали прямой доступ с наружной или внутренней стороны собственной связки надколенника в зависимости от того, какой мыщелок голени был больше разрушен. Начинали его от средней трети надколенника и продолжали дистально до границ и с верхней третью большеберцовой кости. Обнажали осколки мыщелка, вскрывали коленный сустав, осматривали мениск и приподнимали его элеватором. Разрывы менисков обычно наблюдаются очень редко.

Колено умеренно сгибали и проводили реконструкцию суставной поверхности под контролем глаза и пальца хирурга (в задних отделах). Осколки временно фиксировали спицами. Из скрепителей наиболее удобной и высокоэффективной является специальная мыщелковая пластина, изготавливаемая для левой и правой ноги. Пластина прикрепляется блокируемыми винтами, создающими угловую стабильность. При ее отсутствии вполне удовлетворительный результат можно получить путем использования Т- и Г-образных пластин (рис. 10-11).

Больная 3., 58 лет, 14.05.03 пострадала в автоаварии и была доставлена в НИИСП им. Н.В. Склифосовского. Получила множественный двусторонний перелом 16 ребер с левосторонним гемотораксом, «взрывной» перелом L1M,закрытый перелом наружного мыщелка правой большеберцовой кости.

Рис. 10-11. Различные способы остеосинтеза переломов внутреннего и наружного мыщелков большеберцовой кости :

а — остеосинтез винтами простого перелома наружного мыщелка;
б — то же, остеосинтез с костной пластикой вдавленного перелома;
в — то же, остеосинтез многооскольчатого вдавленного перелома.

В течение 3 нед проводилась ИВЛ с целью внутренней пневматической стабилизации реберного каркаса, затем течение травмы осложнилось двусторонней пневмонией и гнойным трахеобронхитом. Всего находилась в реанимационном отделении 36 дней, затем была переведена в ОМСТ. Через 42 дня с момента травмы в связи с наружной нестабильностью правого коленного сустава произведен остеосинтез наружного мыщелка Г-образной фигурной пластиной (рис. 10-12). В дальнейшем в другом лечебном учреждении оперирована по поводу перелома L. но возникло нагноение и металлоконструкции были удалены. Несмотря на то что специальной реабилитации практически не проводилось, перелом большеберцовой кости сросся, коленный сустав стабилен, сгибание до 90°. Ходит в корсете с полной опорой на правую ногу. Через 2 года после травмы металлоконструкции удалены.

Рис. 10-12. Остеосинтез наружного мыщелка болыиеберцовой кости больной 3 .

а — рентгенограмма до операции;
б,в — то же, после операции.

В.А. Соколов
Множественные и сочетанные травмы

источник

Оперативное лечение переломов проксимального метаэпифиза голени представляет собой трудную задачу. Характерной особенностью переломов данной локализации является то, что вместе с раскалыванием кости имеет место сминание, раздавливание губчатой субхондральной ткани и нарушение хрящевого покрытия, что затрудняет как закрытую, так и открытую репозицию, восстановление двигательной и опорной функции проксимального метаэпифиза голени.

Читайте также:  Можно ли писать при переломе лучевой кости

На лечении в клинике травматологии КБ № 1 УДП РФ за последние 5 лет находились 75 пациентов в возрасте от 16 до 86 лет, мужчин было 32, женщин 43. По механизму травмы переломы случались при резкой опоре на ногу у 52 пациентов, у 23-х в результате удара о твердый предмет. Нами разработан дифференцированный подход в хирургическом лечении переломов проксимального метаэпифиза большеберцовой кости.

Пациенты поступали в клинику через 1 – 4 суток после получения травмы и были оперированы в ближайшие сутки после поступления. Диагностировали тип перелома по данным рентгенграфии сустава, для уточнения обьема операции — возможного количественного подсчета площади и глубины компрессии методом выбора была компьютерная томография.

У 19 больных с изолированными повреждениями мыщелков по типу раскалывания — с неполным внутрисуставным переломами (тип 41В1 по УКП АО) произвели операцию: наименее травматичной была закрытая репозиция перелома под контролем ЭОПа, что повзолило добиться стабильности отломков всего 2-я винтами.

У 30-ти больных при многооскольчатом характере перелома — полный внутрисуставной перелом (тип 41С1 и 41С2 по УКП АО), когда закрытая ручная репозиция была эффективна, произведен закрытый остеосинтез аппаратом Илизарова – в 5-ти случаях. Для этого проводили спицы через голень на разных уровнях, укрепляли их в кольцах аппарата Илизарова, причем через мыщелки проводили спицы с напайками навстречу друг другу, не менее 2- с каждой стороны. Нагрузку на конечность разрешали через 4 недели, фиксацию аппаратом осуществляли 2, 5 – 3 месяца. У 25-ти пациентов провели остеосинтез укороченными блокированными пластинами, винтами из небольших доступов доступов, без артротомии и значительного скелетирования тканей, под рентген-эоп-контролем.

Наибольшую трудность представляют для лечения полные внутрисуставные оскольчатые переломы с элементами раскалывания и вдавливания (тип 41В3 и 41С3 по УКП АО) – 26 пациентов. В этих случаях мы открывали широко сустав и проксимальный метафиз голени, добивались репозиции и максимального восстановления суставной поверхности. Фиксацию осуществляли Т-образной или L-образной мыщелковой пластиной. У 7 пациентов операцию на этом закончили. В 6-ти наблюдениях операцию дополняли пластикой субхондральной зоны аутотрансплантантом из крыла подвздошной кости или бугристости большеберцовой кости и аллотрансплантатом «остеоматрикс».

У 13 пациентов пластику субхондральной зоны осуществили аутотрансплантатом из большеберцовой кости. Для этого брали аутотрансплантат прямоугольной формы 5*1, 5*1 см из боковой поверхности большеберцовой кости на границе с/з и в/з и перемещали его кверху в субхондральное пространство. Дефекты между костными фрагментами плотно заполняли гранулами «остеооматрикс» – 4 раза, «остеоматрикс» прямоугольным трансплантатом – 3 раза, гранулами коллапана – 3 раза. Ложе в большеберцовой кости, оставшееся после перемещения прямоугольного фрагмента также плотно выполняли гранулами «остеоматрикс» и гранулами коллапана.

Для создания опоры восстановленной суставной поверхности один спонгиозный винт проводили субхондрально поперек зоны повреждения через пластину, перекрывающую зоны перелома и места аутопластики с фиксацией к неповрежденной кости 3- 4 кортикальными винтами с угловой стабильностью.

В послеоперационном периоде проводили антибактериальную, сосудистую терапию, ЛФК, ходьба без нагрузки в течение 4 недели. Рекомендовали щадящую нагрузку в ортезе еще 1, 5 месяца, полную нагрузку через 3 месяца после операции.

Таким образом, примененный нами дифференциальный подход в лечении переломов проксимального метаэпифиза голени, позволил получить хорошие и удовлетворительные результаты в 95, 2 % за счет:

выполнения оперативного лечения с предоперационным планированием КТ в ранние сроки

дифференцированного подхода к тактике оперативного лечения в зависимости от типа перелома и вида его импрессии:

При изолированных переломах мыщелков по типу раскалывания (неполные внутрисуставные переломи тип 41В1 по УКП АО) и неполные внутрисуставные переломы по типу вдавливания (тип 41В2 по УКП АО), возможно проведение репозиции под контролем ЭОПа с последующей фиксацией 2-мя винтами.

При многооскольчатом характере перелома (полный внутрисуставной перелом тип 41С1 и 41С2 по УКП АО) эффективна закрытая ручная репозиция и закрытый остеосинтез аппаратом Илизарова или укороченными блокированными пластинами из мини доступа;

При полных внутрисуставных оскольчатых переломах с элементами раскалывания и вдавливания (тип 41В3 и 41С3 по УКП АО) целесообразно проведение открытой репозиции с выполнением пластики субхондральной зоны различными способами:

искуственной костью (остеоматриксом и коллапаном) или перемещенным аутотрансплантотом (фрагментом большеберцовой кости и подвздошной кости). При данном типе перелома проведение фиксации осуществляется L- или Т-образной мыщелковой пластиной с угловой стабильностью.

источник

Переломы голени — патологические состояния, возникающее в ходе нарушения анатомической целостности костей голени человека.

Голень человека состоит из костей:

Все переломы голени можно разделить на ряд групп: [1]

  • Переломы проксимального метаэпифиза большеберцовой кости: полный, неполный внутрисуставной перелом
  • Переломы диафиза (средней части) костей голени
  • Переломы дистального метаэпифиза большеберцовой кости: полный, неполный внутрисуставной перелом

Переломы в зависимости от положения и кости, которая повреждена, делятся на:

  • Переломы мыщелков большеберцовой кости
  • Отрыв бугра большеберцовой кости
  • Перелом диафиза большеберцовой кости
  • Перелом диафиза малоберцовой кости

Международная классификация переломов Ассоциации остеосинтеза [2] , по локализации переломы голени разделяются на три сегмента с одним исключением для дистальной голени — лодыжечный сегмент:

  1. проксимальный сегмент
  2. средний (диафизарный) сегмент
  3. дистальный сегмент

Переломы проксимального сегмента делятся на 3 тина:

  • А — околосуставные, при этом типе перелома суставная поверхность костей не повреждается, хотя линия перелома проходит внутри капсулы.
  • В — неполные внутрисуставные, повреждается только часть суставной поверхности, в то время как остальная часть остается связанной с диафизом;
  • C — полные внутрисуставные, суставная поверхность расколота и полностью отделена от диафиза.

Диафизарные переломы делятся на 3 типа на основании наличия контакта между отломками после репозиции:

  • А — линия перелома только одна, она может быть винтообразным, косым или поперечным;
  • В — с одним или более осколком, которые сохраняют некоторый контакт после репозиции;
  • С — сложный перелом, с одним или более осколком, фрагментом, при котором после репозиции отсутствует контакт между отломками.

Переломы дистального сегмента делятся на 3 типа на основании степени распространения перелома на суставную поверхность:

  • А — околосуставные, линия излома может быть винтообразной, косой, поперечной с осколками;
  • В — неполные внутрисуставные, повреждается только часть суставной поверхности, другая часть остается соединенной с диафизом;
  • С — полные внутрисуставные, суставная поверхность расколота и полностью отделена от диафиза.

Переломы лодыжек подразделяются на 3 тина на основании уровня повреждения наружной лодыжки по отношению к уровню синдесмоза:

  • А — подсиндесмозные переломы (может быть изолированным, сочетаться с переломом медиальной лодыжки и с переломом заднего края большеберцовой кости);
  • В — чрезсиндесмозные (изолированные, могут сочетаться с медиальным повреждением и переломом заднего края большеберцовой кости);
  • С — надсиндесмозные (простой перелом нижней трети диафиза малоберцовой кости, осколчатый перелом нижней трети диафиза малоберцовой кости в сочетании с повреждением медиальных структур и перелом малоберцовой кости в верхней трети в сочетании с повреждением медиальных структур).

Коды переломов голени по классификации МКБ-10:

  • 582.1 Перелом проксимального отдела большеберцовой кости
  • 582.2 Перелом тела [диафиза] большеберцовой кости
  • 582.3 Перелом дистального отдела большеберцовой кости
  • 582.4 Перелом только малоберцовой кости
  • 582.5 Перелом внутренней [медиальной] лодыжки
  • 582.6 Перелом наружной [латеральной] лодыжки
  • 582.7 Множественные переломы голени
  • 582.8 Переломы других отделов голени
  • 582.9 Перелом неуточненного отдела голени
  1. Проф. А. И. Арутюнов, кандидат медицинских наук Н. Я. Васин и В. Л. Анзимиров. Справочник по клинической хирургии / Проф. В.И. Стручкова. — Москва: Медицина, 1967. — С. 234. — 520 с. — 100 000 экз.
  2. Мюллер М. Е., Алльговер М., Шнейдер Р. и др. Руководство по внутреннему остеосинтезу. Методика, рекомендованная Ассоциацией остеосинтеза (Швейцария) / пер. с англ. Ad Marginem. М., 2012.

Автоперелом — патологические состояния, возникающие в ходе нарушения анатомической целостности кости из-за сильного сокращения мышцы. Возникает при судорогах и болезнях, при которых наблюдается сокращение мышц, например, столбняк.

Большеберцовая кость (лат. os tibia) — крупная, расположенная медиально кость голени. Её верхний эпифиз сочленяется с бедренной костью, образуя коленный сустав, нижний — с таранной костью. Большеберцовая кость соединяется с малоберцовой межберцовым суставом, межкостной перепонкой голени и межберцовым синдесмозом. Нижний эпифиз большеберцовой кости переходит в медиальную лодыжку; суставные поверхности медиальной лодыжки и нижнего эпифиза большеберцовой кости сочленяются с таранной костью.

Тело большеберцовой кости (лат. corpus tibiae) имеет трёхгранную форму с тремя чёткими краями.

Передний край (лат. margo anterior) можно пропальпировать сквозь кожу. В верхней его части заметна бугристость большеберцовой кости (лат. tuberositas tibiae), к которой прикрепляется четырёхглавая мышца бедра.

Острый боковой край повёрнут в сторону малоберцовой кости — это межкостный край (лат. margo interosseus)

Медиальный, или средний край (лат. margo medialis) немного закруглённый.

Отрывной перелом — отрыв фрагмента кости в месте прикрепления мышечного сухожилия. Один из наиболее встречаемых переломов во многих видах спорта.

Анто́нио Паче́ко, полностью — Антонио Пачеко Д’Агости (исп. Antonio Pacheco D’Agosti; род. 11 апреля 1976, Монтевидео) — уругвайский футболист, атакующий полузащитник и нападающий, долгое время выступавший за национальную сборную.

источник

Перелом голени — виды и степени тяжести, симптомы, лечение и реабилитация. Первая помощь при переломе голени

Сайт предоставляет справочную информацию исключительно для ознакомления. Диагностику и лечение заболеваний нужно проходить под наблюдением специалиста. У всех препаратов имеются противопоказания. Консультация специалиста обязательна!

Голень представляет собой часть ноги от коленного до голеностопного сустава. Перелом голени представляет собой нарушение целостности любого участка костей, составляющих данную часть ноги человека. Поскольку голень человека состоит из двух костей – большой и малой берцовых, то возможен перелом либо какой-то одной из них, либо сразу обоих. В принципе, чаще всего фиксируется перелом только большеберцовой кости с сохранением целостности малоберцовой. Однако бывает и одновременный перелом обоих берцовых костей голени. Перелом только малоберцовой кости с сохранением целостности большеберцовой встречается крайне редко.

Переломы голени могут иметь различную степень тяжести, которая зависит от того, какая часть кости оказалась сломанной, как расположены костные отломки, насколько сильно повреждены мягкие ткани, кровеносные сосуды и суставы, и имеются ли осложнения. Поэтому нельзя назвать все переломы голени относительно легкими или тяжелыми. Степень тяжести каждого перелома необходимо оценивать индивидуально, на основании перечисленных признаков.

Легкими обычно бывают изолированные переломы голени, полученные при падении на улице, катке или в другом месте, и не сочетающиеся с другими повреждениями костей и мягких тканей. Тяжелыми бывают переломы голени, полученные при выполнении сложных движений, падений с высоты, автоаварий и т.д.


На данной фотографии изображен внешний вид ноги с закрытым переломом голени без смещения.


На данной фотографии изображен внешний вид ноги с открытым переломом голени.


На данной фотографии изображен вид ноги с закрытым переломом со смещением.

В настоящее время существует несколько классификаций переломов голени, основанных на месте повреждения, характере, количеству и расположению костных отломков, а также по степени повреждения мягких тканей и суставов.

Единичные и множественные переломы голени. В зависимости от количества образованных костных отломков переломы голени подразделяются на единичные и множественные. При единичном переломе голени целостность кости нарушена только в одном месте. И в этом месте имеется два свободных конца сломанной кости (отломка). При множественных переломах целостность кости нарушена одновременно в нескольких местах, вследствие чего образуется более двух костных отломков.

Прямые, косые и спиралевидные переломы. В зависимости от характера линии перелома их подразделяют на прямые, косые и спиральные. Если кость сломалась ровно поперек, то это прямой перелом. Если же она сломалась по диагонали, то это косой перелом. Если линия перелома неровная, напоминающая спираль, то это, соответственно, спиральный перелом.

Ровные и оскольчатые переломы. Кроме того, в зависимости от формы края отломка переломы делят на ровные и оскольчатые. Ровные переломы имеют одинаковую линию разлома, которая будто аккуратно подпилена. Оскольчатые переломы представляют собой неровные сломы, образующие на сломе кости зубья различной формы и размера.

Переломы голени со смещением и без смещения. В зависимости от расположения костных отломков выделяют переломы со смещением и без смещения. Переломы без смещения характеризуются нормальным положением отломков кости друг относительно друга. Если такие отломки просто совместить, то они образуют кость. Переломы со смещением характеризуются изменением положения костных отломков друг относительно друга. Если такие отломки сопоставить друг с другом, то они не образуют нормальную кость. Предварительно нужно вернуть их в нормальное положение и только после этого сопоставлять. Смещение может быть ротационным, угловым и т.д.
Открытый и закрытый перелом голени. В зависимости от наличия или отсутствия повреждения мягких тканей переломы голени подразделяются на открытые и закрытые. Соответственно, открытыми являются переломы, при которых помимо повреждения кости имеется открытая рана, образованная разорванными мышцами и кожей. В просвете данной открытой раны может торчать один из концов сломанной кости. Закрытыми являются переломы, при которых кожа остается целой, а мышцы повреждаются минимально, вследствие чего отломки кости остаются в толще тканей.

Внесуставные и внутрисуставные переломы голени. Кроме того, в зависимости от наличия повреждений коленного или голеностопного суставов переломы голени могут быть внутрисуставными или внесуставными. Если в перелом оказались вовлечены структуры сустава, то он называется внутрисуставным и считается тяжелым. Если сломана только голень, а суставы остались нетронутыми, то перелом называется внесуставным.

Переломы одной или обеих костей голени, а также их верхней, средней и нижней трети. Кроме того, существует классификация переломов голени, основанная на том, какая именно часть кости оказалась поврежденной. Для того, чтобы хорошо представлять себе данную классификацию, необходимо знать строение большой и малой берцовых костей. Итак, обе кости состоят из длинной основной части, которая на обоих концах переходит в округлые и широкие образования. Основная длинная часть кости, заключенная между двумя утолщенными концами, называется диафиз . Концевые утолщения называются эпифизами . Именно эпифизы берцовых костей участвуют в образовании коленного и голеностопного суставов. Часть диафиза и эпифиз, расположенные ближе к колену, называются проксимальными, а ближе к стопе – дистальными. На проксимальном эпифизе имеется два выроста, называемых мыщелками, которые необходимы для образования коленного сустава и прикрепления связок.

В зависимости от того, какая часть голени оказалась повреждена, ее переломы классифицируют на следующие три вида:
1. Переломы проксимальной части голени (верхняя треть большой и малой берцовых костей). К ним относят переломы мыщелков и бугристости большеберцовой кости или головки и шейки малоберцовой кости;
2. Переломы средней части голени (средняя треть берцовых костей). К ним относят переломы диафиза большой и малой берцовых костей;
3. Переломы дистальной части голени (нижняя треть берцовых костей). К ним относят переломы лодыжек.

Переломы дистальной и проксимальной частей голеней практически всегда сопряжены с повреждением коленного или голеностопного сустава, что делает травму тяжелой.

Симптоматика переломов голени несколько отличается друг от друга в зависимости от локализации повреждения, однако имеются и общие клинические признаки. Так, при любой локализации перелома появляется сильная боль, отек и изменение окраски кожного покрова. При попытках пошевелить конечностью или ощупать ее можно услышать хруст костных отломков, трущихся друг о друга. Опереться на сломанную ногу невозможно. Также невозможно совершить какое-либо активное движение голенью. Внешне может быть видно укорочение или удлинение ноги, или осколки кости, торчащие из раны.

Если сломанная кость травмировала малоберцовый нерв, то стопа начинает свисать и ее невозможно согнуть. Если отломки костей травмировали кровеносные сосуды, то кожа голени становится бледной или синюшной.

Вышеперечисленные симптомы являются общими для всех переломов голени. Ниже рассмотрим специфическую симптоматику, характерную для переломов различной локализации.

Проксимальные переломы голени характеризуются вынужденным слегка согнутым положением ноги в коленном суставе. Голень смещена наружу или внутрь. При сильном смещении сломанных мыщелков прямо под коленным суставов образуется выраженная припухлость и деформация. При ощупывании коленного сустава, голени и места повреждения выявляются следующие признаки перелома:

  • Боль в месте повреждения, не распространяющаяся на другие участки голени;
  • Шум трущихся друг о друга костных отломков;
  • Подвижность надколенника;
  • Подвижность в колене выровненной ноги;
  • Попытка совершить активное движение голенью невозможна.

Опереться на ногу человек может с большим трудом.

Для уточнения диагноза перелома необходимо выполнить рентген, компьютерную или магнитно-резонансную томографию.

Переломы диафизов характеризуются сильной болью, отеком и синюшностью кожи ноги. Голень деформирована, стопа отклонена наружу, а в толще тканей может быть слышен хруст костей. При переломах большеберцовой кости человек не может опереться на ногу даже минимально. А при переломе только малоберцовой кости опора на ногу вполне возможна.

Дистальные переломы голени (переломы лодыжек) характеризуются очень сильной болезненностью и отечностью. Стопа может быть подвернута кнаружи или кнутри, опора на ногу невозможна.

Для лечения разных видов переломов голени используются различные модификации одних и тех же методик, которые приводят к выздоровлению и сращению костей за минимально короткий срок. Однако общая последовательность действий в лечении любого перелома голени совершенно одинаковая, и поэтому ее можно считать принципами терапии данной травмы.

Итак, лечение любого перелома голени производится последовательным применением следующих действий:
1. Репозиция костных отломков, заключающаяся в придании кускам кости нормального положения, необходимого для последующего правильного срастания. Репозиция может осуществляться руками хирурга одномоментно под местной анестезией, при помощи системы скелетного вытяжения или в ходе операции. Операция проводится либо при открытых переломах, либо при неудачной репозиции руками или методом скелетного вытяжения.
2. Фиксация костных отломков в нормальном положении при помощи различных приспособлений, таких, как спицы Киршнера, боковые петли, болты, пластины, аппараты Илизарова, Костюка, Калнберза, Ткаченко, Гофмана и др.
3. Иммобилизация конечности путем наложения гипсовой лонгеты или установки компрессионно-дистракционных аппаратов (например, Илизарова, Костюка, Калнберза, Ткаченко, Гофмана и др.) на несколько недель или месяцев, пока не образуется костная мозоль, и перелом не срастется.

В каждом конкретном случае методики и материалы, используемые для репозиции, фиксации костных отломков и иммобилизации конечности могут быть различными, и их выбор осуществляется врачом-хирургом или травматологом на основании учета специфики и особенностей перелома. При неэффективности одних методов, в процессе лечения перелома они могут заменяться другими. Рассмотрим особенности лечения переломов различных участков голени и оптимально подходящие для этого методики.

Сразу после поступления больного в стационар в область травмы вводят обезболивающий препарат (Новокаин, Лидокаин и др.), производят пункцию сустава и удаляют скопившуюся в нем кровь. Если перелом закрытый и без смещения, то сразу после обезболивая накладывают на ногу гипсовую повязку на 1 месяц. По истечении месяца гипс снимают и назначают реабилитационные мероприятия. Полноценно нагружать ногу можно через 2 месяца после получения травмы.

Если перелом со смещением, то после обезболивания производится репозиция отломков, а затем их фиксация с одновременной иммобилизацией путем наложения гипсовой лонгеты на 6 – 7 недель. Если руками сопоставить отломки невозможно, то репозицию осуществляют методом скелетного вытяжения в течение 4 – 8 недель. После вытяжения в зависимости от толщины костной мозоли на ногу накладывают либо тугую повязку, либо гипсовую лонгету, оставляя ее до полного сращения костей. Полноценно нагружать ногу можно через 3 месяца после перелома.

В настоящее время наложение гипсовой лонгеты часто заменяют установкой аппарата Илизарова с предварительным введением в ткани специальных винтов и пластин, которые удерживают костные отломки в правильном положении после репозиции. В этом случае заживление перелома происходит без наложения гипса.

При переломах большой берцовой или обеих костей голени со смещением необходимо сделать репозицию под местным обезболиванием. После этого накладывают гипс от середины бедра до кончиков пальцев на 2,5 – 3 месяца. Однако последствием длительного ношения гипсовой лонгеты является тугоподвижность коленного и голеностопного суставов, поэтому при наличии возможности врачи предпочитают иммобилизовывать конечность при помощи стержневых компрессионно-дистракционных аппаратов типа Костюка, Илизарова, СКИД, Гофмана и др.

Косые, спиральные, осколочные и другие переломы диафизов костей голени, имеющие тенденцию к вторичному смещению отломков, необходимо лечить при помощи системы скелетного вытяжения. То есть, после репозиции отломков человека укладывали на систему скелетного вытяжения на 3 – 4 недели, после чего накладывают гипсовую лонгету от средней трети бедра до кончиков пальцев еще на 1,5 – 2,5 месяца.

Полное восстановление после травмы наступает через 5 – 6 месяцев, а ходить без костылей и палочки можно начинать через 4 – 4,5 месяца.

Переломы лодыжек являются тяжелыми, поскольку при них всегда возникает повреждение голеностопного сустава. Поэтому репозиция костных отломков чаще всего производится в ходе операции. Фиксируются отломки спицами, болтами или пластинками, после чего накладывается В-образная гипсовая повязка от средины голени до начала пальцев ноги. Гипс накладывают на 3 – 7 недель в зависимости от объема поверхности, образовавшейся при переломе кости.

Если после репозиции костных отломков на ноге очень большой отек, то голень укладывают на шину Белера на систему скелетного вытяжения до тех пор, пока отечность не уменьшится. Только после схождения отека на ногу накладывается гипсовая повязка.

Если произошел перелом головки большеберцовой кости, то репозиция руками невозможна, и ее производят в ходе хирургической операции, после которой человека укладывают на систему двойного скелетного вытяжения на 3 – 4 недели. Затем на ногу накладывают гипсовый сапожок на 3 – 3,5 месяца. Если не проводить скелетного вытяжения, то кости срастутся неправильно, и стопа приобретет деформированную форму, которую можно будет исправить только повторной операцией.

Полное заживление перелома лодыжек наступает через 6 – 7 месяцев после травмы, но для наилучшей реабилитации рекомендуется в течение года после снятия гипса носить супинатор.

Операции при переломе голени производят при наличии следующих показаний к ним:

  • Переломы, при которых невозможно провести репозицию отломков консервативными методами;
  • Двойные переломы большеберцовой кости с сильным смещением;
  • Изменение нормальной позиции мягких тканей;
  • Опасность разрыва кожи, сдавления нервов или сосудов костными отломками;
  • Открытый перелом.

Если сломаны обе кости голени, то операцию необходимо производить только на большеберцовой, поскольку после восстановления ее нормальной структуры малоберцовая срастается самостоятельно. В ходе операции обязательно производится фиксация костных отломков.

При переломе костей голени с целью репозиции отломков и восстановления целостности мягких тканей производят два вида операций:
1. Репозиция с фиксацией отломков металлическими конструкциями (пластинами, спицами, винтами и др.) с последующей фиксацией гипсовой лонгетой.
2. Репозиция отломков с одновременной фиксацией путем наложения компрессионно-дистракционного аппарата.

Репозиция отломков при помощи металлической пластины используется для лечения несращения костей или при псевдоартрозах большеберцовой кости. Во всех остальных случаях предпочтительнее лечить переломы наложением компрессионно-дистракционных аппаратов, например, Илизарова, Калнберза, Ткаченко, Гофмана и т.д.

После перелома голени человеку следует направить все свои физические и моральные силы на восстановление после травмы. Необходимо понимать, что перелом является серьезной травмой, нарушающей не только целостность костей, но и мягких тканей. А в течение периода иммобилизации конечности, необходимого для сращения отломков кости, добавляются атрофические изменения мышц и застойные явления из-за нарушенной циркуляции крови и лимфы в сдавленных мягких тканях. Однако при должном упорстве все эти нарушения являются обратимыми, то есть, устраняются полностью.

Понимая возможность полного восстановления после травмы, необходимо знать и представлять себе, что это процесс длительный, тяжелый, порой мучительный и очень болезненный. Ведь придется фактически заново учиться выполнять простейшие движения, которые раньше делались автоматически, даже не задумываясь о них. Нельзя жалеть себя, потакать в нежелании ходить и делать упражнения, которые могут приносить боль, поскольку чем больше времени пройдет после травмы, тем сложнее будет процесс восстановления функций. Также для успешной реабилитации очень важно отбросить страх снова сломать ногу, который буквально сковывает многих людей, переживших подобную травму. Помните, что единственным фактором, делающим невозможным полное восстановление функций ноги после перелома, является недостаточное упорство в достижении цели. Если же не опускать рук и упорно ежедневно работать над ногой, то через некоторое время ее функции полностью восстановятся.

Для достижения всех указанных целей в процессе реабилитации применяются следующие четыре основные методики:
1. Лечебная физкультура. Человек ежедневно выполняет физические упражнения с дозированной и подобранной нагрузкой, которые способствуют восстановлению структуры мышц, нормализации кровообращения, устранению застоя и воспаления, а также профилактируют мышечную атрофию и контрактуры суставов;
2. Массажи и растирания. Выполнение ежедневных массажей и растираний необходимо для профилактики тугоподвижности суставов, дистрофии мышц голени и образования рубцов в мягких тканях;
3. Физиотерапевтические процедуры, направленные на уменьшение воспалительного процесса, улучшение заживления и восстановления структуры тканей, интенсификацию обмена веществ и кровотока в сосудах голени;
4. Диета, в которую включены продукты, богатые кальцием, витаминами, железом и другими микроэлементами.

Перечисленные методики в различных комбинациях используются в течение всего периода реабилитации, который продолжается 2 – 4 месяца. Однако поскольку на разных этапах выздоровления требуется проведение различных мероприятий, направленных на достижение строго определенных целей, то условно можно выделить три основных периода реабилитации:
1. Первый этап реабилитации продолжается 2 – 3 недели от момента снятия гипса;
2. Второй этап реабилитации продолжается в течение 2 – 3 месяцев и начинается сразу после первого;
3. Третий период реабилитации продолжается в течение месяца после завершения второго.

На первом этапе реабилитации обязательно следует делать массажи и растирания кожи и мышц голени руками и с применением специальных кремов, содержащих вещества, способствующие восстановлению тканей, такие, как кедровое масло, Коллаген Плюс, Хондроксид и др. Кроме того, в дополнение к массажам рекомендуется делать ванночки с морской солью, восковые и озокеритные обертывания, а также сеансы магнитотерапии. На первом этапе реабилитации не следует нагружать конечность упражнениями, поскольку это может провоцировать сильную боль. Рекомендуется просто аккуратно двигать стопой в разные стороны, поднимать и опускать ногу, сгибая ее в коленном суставе, а также напрягать и расслаблять мышцы икры.

На втором этапе реабилитации необходимо восстановить все функции ноги. Для этого продолжают делать массажи и теплые ванночки, после которых приступают к активным упражнениям. Комплекс упражнений для разработки и восстановления функций ноги после перелома голени состоит из следующих движений:

  • махи в стороны, вперед и назад из положения стоя;
  • поочередные подъемы на носочки и опускания на пятки из положений стоя и сидя;
  • ходьба в максимально возможном и выдерживаемом количестве;
  • перекрещивания ног по типу «ножниц» в положении лежа;
  • вращение стопой приподнятой ноги в разные стороны.

Данные упражнения можно выполнять в различном режиме и вариациях, но обязательно каждый день. Например, в понедельник можно делать одни упражнения, во вторник другие и т.д. Длительность и силу нагрузок определяют по болевым ощущениям. То есть, каждый день упражнения выполняют до тех пор, пока нога не начнет сильно болеть. А нагрузку дают до появления ощущения боли. Например, при ходьбе следует опираться на ногу настолько сильно, насколько это позволяет возникающая боль. А ходить необходимо, пока боль не станет нестерпимой. Помните, что, к сожалению, разработка и восстановление функций ноги является болезненным этапом реабилитации после любого перелома, в том числе голени. Однако если не выполнять упражнений, преодолевая боль, то функции ноги полностью не восстановятся, походка не станет нормальной и т.д.

На третьем этапе реабилитации необходимо посещать курсы лечебной физкультуры и заниматься по различным программам, направленным на укрепление мышц ноги.

Кроме того, для успешной реабилитации после перелома голени необходимо составить рацион питания таким образом, чтобы в него входили продукты, содержащие большое количество кремния и кальция, такие, как молоко, творог, рыба, соя, лесные орехи, хлеб с отрубями, кунжут, фасоль, хурма, цветная капуста, малина, груша, редис, смородина и др. Также рекомендуется принимать витамины Е, С и D, которые способствуют скорейшему заживлению перелома и лучшему усвоению кальция и кремния.

Отдельно следует сказать о физиотерапии в реабилитации после перелома голени. На различных этапах реабилитации рекомендуется прибегать к разным физиотерапевтическим методикам, позволяющим улучшить особенно необходимые функции.

В первые десять дней после перелома рекомендуется производить следующие физиотерапевтические процедуры:

  • Интерференционные токи (способствуют рассасыванию гематом, схождению отеков и купированию болей);
  • Ультрафиолетовое облучение (уничтожает патогенные бактерии, препятствуя инфицированию раны);
  • Электрофорез брома при сильных болях.

С 10 по 40 дни после травмы рекомендуются к применению следующие методы физиотерапии:

  • Интерференционные токи (нормализуют обмен веществ и ускоряют заживление тканей и срастание костей);
  • УВЧ-терапия (улучшает кровоток, усиливает иммунитет и ускоряет восстановление структуры тканей);
  • Ультрафиолетовое облучение;
  • Лечебный массаж.

Упражнения при переломе голени направлены на восстановление нормального функционирования ноги, увеличение мышечной силы и приобретение полного объема движений.

После снятия гипса или различных наружных конструкций типа аппарата Илизарова рекомендуется выполнять следующие упражнения для разработки ноги после перелома голени:

  • Хождение по ровной и неровной поверхности в обуви и босиком с опорой на поврежденную ногу. Ходить необходимо стараться как можно больше и чаще.
  • Стоя на одной ноге, совершать вращательные движения стопой травмированной ноги.
  • Сидя на стуле или иной поверхности, совершать вращательные движения стопой травмированной ноги.
  • Маховые движения ногами в разные стороны. Для их выполнения необходимо встать на обе ноги и опереться руками о спинку стула. Из этого положения следует медленно и аккуратно поднять травмированную ногу вверх и несколько секунд удерживать ее на весу, после чего опустить на пол. На каждую ногу необходимо выполнить по 10 повторов. Кроме махов ногами вперед, рекомендуется точно также выполнять их назад и в стороны.
  • Встать ровно, опершись на обе ноги и уперевшись руками в стол, спинку стула, подоконник или любой другой устойчивый предмет. Медленно подниматься на носки и переводить вес тела обратно на пятки. Сделать минимум 30 повторов.
  • Лечь на спину и начать делать махи ногами в разные стороны.

Через месяц после съема гипса к указанному комплексу упражнений добавляют занятия на тренажерах под контролем врача лечебной физкультуры. Весьма полезным является занятие на велотренажере по 10 минут ежедневно.

В первую очередь при переломе голени, если имеется такая возможность, следует купировать болевой синдром. Для этого можно дать человеку таблетку любого болеутоляющего средства (например, Анальгин, Нимесулид, Пенталгин, Седальгин, МИГ и т.д.) или внутримышечно ввести раствор местного анестетика (Новокаин, Лидокаин, Ультракаин и т.д.). Вводить раствор анестетика следует как можно ближе к месту перелома костей.

Затем необходимо снять обувь с ноги человека, поскольку быстро увеличивающийся травматический отек будет провоцировать сильное сдавление тканей, что вызовет усиление болевого синдрома. Перемещать ногу следует аккуратно, поддерживая ее за коленный и голеностопный суставы обоими руками (рисунок 1). При необходимости изменить положение травмированной ноги, ее следует всегда перемещать именно таким образом.


Рисунок 1 – Правила перемещения ноги при переломе голени.

После этого аккуратно разрезают или разрывают одежду, имеющуюся на ноге и осматривают поверхность кожного покрова голени. Если на ней есть открытая и кровоточащая рана, то следует определить, опасно ли кровотечение. Если кровь выливается струей, то кровотечение опасно, поскольку отломками кости был поврежден крупный кровеносный сосуд. В этом случае следует остановить кровотечение, сделав тампонаду раны любым куском чистой ткани, бинта, ваты, марли и т.д. Для этого ткань или вату аккуратно запихивают в рану, утрамбовывая каждый слой пальцем или каким-либо инструментом. Поверх тампонады накладывают нетугую обычную повязку. Останавливать кровотечение наложением жгута не рекомендуется, поскольку при сложном переломе стягивание мышц может привести к смещению отломков костей, которые разорвут сосуд в другом месте, что усугубит ситуацию.

Если кровь просто сочится из раны, то делать тампонаду раны не нужно. В этом случае следует просто обработать края раны любым имеющимся под рукой антисептиком (марганцовка, Хлоргексидин, перекись водорода, йод, зеленка, любая спиртосодержащая жидкость и т.д.), не заливая его внутрь раневого отверстия.

После перевязки раны и остановки кровотечения наступает наиболее важный этап первой помощи при переломе голени, заключающийся в обездвиживании ноги (иммобилизации), необходимом для фиксации текущего положения мягких тканей и костей с целью избегания их перемещения, в ходе которого они могут разорвать сосуды, нервы, мышцы и связки, тем самым, усугубить и утяжелить травму.

Накладывать шину на поврежденную ногу необходимо таким образом, чтобы коленный и голеностопный сустав оказались обездвиженными (см. рисунок 2). Для этого нужно взять два любых (палка, зонтик и т.д.) имеющихся прямых и относительно длинных предмета (не менее полуметра) и приложить их к травмированной ноге с наружной и внутренней стороны таким образом, чтобы один их конец оказался на уровне пятки, а второй доходил до середины бедра. Затем данные предметы плотно прибинтовывают к ноге в нескольких местах любыми подручными средствами – шнурками, галстуками, бинтами, кусками ткани и т.д. Перед привязыванием длинного предмета к ноге желательно обернуть его мягкой тканью.


Рисунок 2 – Наложение шины на ногу при переломе голени

После такой иммобилизации конечности человека необходимо самостоятельно доставить в больницу, или при наличии возможности вызвать «скорую помощь». При транспортировке нельзя опираться на поврежденную ногу даже минимально.

Автор: Наседкина А.К. Специалист по проведению исследований медико-биологических проблем.

источник