Меню Рубрики

По статистике многие женщины от усталости сходят с ума

По статистике, многие женщины
от усталости сходят с ума.
Не позором — базаром развенчаны
в сумасшедшие едут дома.

И живут на окраине города
в корпусах за глухими оградами,
некрасивые и негордые,
непричесанные, ненарядные.

Им мужья передачи приносят.
Детям врут, что они отдыхают.
Они больше не требуют — просят.
Они больше не плачут — вздыхают.

И мужчинам дают указанья,
чтоб питались! И чтоб не терзались!
Осторожно по улице шли!
И чтоб нервы свои берегли.

— Как больно, милая, как странно,
Сроднясь в земле, сплетясь ветвями,-
Как больно, милая, как странно
Раздваиваться под пилой.
Не зарастет на сердце рана,
Прольется чистыми слезами,
Не зарастет на сердце рана —
Прольется пламенной смолой.

— Пока жива, с тобой я буду —
Душа и кровь нераздвоимы,-
Пока жива, с тобой я буду —
Любовь и смерть всегда вдвоем.
Ты понесешь с собой повсюду —
Ты понесешь с собой, любимый,-
Ты понесешь с собой повсюду
Родную землю, милый дом.

— Но если мне укрыться нечем
От жалости неисцелимой,
Но если мне укрыться нечем
От холода и темноты?
— За расставаньем будет встреча,
Не забывай меня, любимый,
За расставаньем будет встреча,
Вернемся оба — я и ты.

— Но если я безвестно кану —
Короткий свет луча дневного,-
Но если я безвестно кану
За звездный пояс, в млечный дым?
— Я за тебя молиться стану,
Чтоб не забыл пути земного,
Я за тебя молиться стану,
Чтоб ты вернулся невредим.

Трясясь в прокуренном вагоне,
Он стал бездомным и смиренным,
Трясясь в прокуренном вагоне,
Он полуплакал, полуспал,
Когда состав на скользком склоне
Вдруг изогнулся страшным креном,
Когда состав на скользком склоне
От рельс колеса оторвал.

Нечеловеческая сила,
В одной давильне всех калеча,
Нечеловеческая сила
Земное сбросила с земли.
И никого не защитила
Вдали обещанная встреча,
И никого не защитила
Рука, зовущая вдали.

С любимыми не расставайтесь!
С любимыми не расставайтесь!
С любимыми не расставайтесь!
Всей кровью прорастайте в них,-
И каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь!
Когда уходите на миг!
1932

Чтоб ты не страдала от пыли дорожной,

Чтоб ветер твой след не закрыл,-

Любимую, на руки взяв осторожно,

Когда я промчуся, ветра обгоняя,

Ты с облака, сверху нагнись, дорогая,

Я другом ей не был, я мужем ей не был,

Сегодня я отдал ей целое небо,

В холодном полумраке лишь капли полусмерти,
Без веры, без надежды – стремленье вникуда.
Вы куклам маскрадным, пожалуйста, не верьте,
Нелепа их усмешка, и слезы их – вода.

Для них как камни души, лишь в беге видят счастье,
Движенье их бесцельно, мечта для них пуста,
Смешно и неудобно сердечное ненастье,
Любовь же так обычна, приятна и проста.

Так много в мире правил, условностей, законов –
Все для того, чтоб было понятней, проще жить:
Поплакать и забыться в бреду безликих стонов
И мимолетных кукол в блаженстве закружить.

Стенания без крика, страдания без боли,
Рыданья без печали, улыбки без души;
Поменьше напряженья, забудь о сильной воле,
Эмоции и чувства в обмане задуши!

Наш маскарад всесилен, наш кукловод прекрасен,
Костюмы наши ярки, а маски веселы!
Пока бежим куда-то, наш выбор не опасен,
Мы в выборе безвольном особенно смелы.

Играйте, музыканты! Гремите громче, трубы!
Танцуйте! Веселитесь! Для вас заказан бал!
А то, что там, под маской, в слезах и крови губы, –
Вас это не коснется: наш весел карнавал!

О не себе Светает. Сигаретный дым скучными воспоминаниями летит в раскрытое окно и растворяется в настоящем. Забавно: ночь – это уже не вчера, но еще не сегодня. Будто время остановилось.
Казалось, в голове столько мыслей, а стоит только попытаться ухватиться хотя бы за одну, оказывается – мыслей нет. Пустота… И какое-то безразличие… К себе, к миру, к жизни…
И многоточие – это не недосказанность, это, наоборот, когда сказать нечего. Вся жизнь – сплошные многоточия…
Депрессия. Странное слово. Мыслей нет, воспоминаний нет, надежд нет, желаний нет, эмоций нет, чувств нет – это депрессия? Даже сил нет пострадать, упиваясь своей болью… чувствуя, как едкая горечь разливается по твоей душе, отравляя все хорошее, что в тебе было, не оставляя ни единого светлого пятна… захлебываясь в вязком, беспросветном одиночестве… Это – депрессия.

И как странно: вот в эту самую минуту где-то кто-то ставит мировые рекорды, зажигает толпу, совершает открытия, сочиняет… Вот в это самое мгновение. Какие-то люди. Совершенно обычные, живые люди, такие же, как и я. Нет, наверное, не такие. Или вообще не люди… Или я – не человек.
Вижу свое потускневшее отражение в окне – и не узнаю. Там – красивая, печальная незнакомка с укоризненным взглядом… Не похожая ни на кого… Смотрю в зеркало и с облегчением убеждаюсь, что в окне все же не я. Может, какой-нибудь исчезающий призрак из параллельного мира.

Это жестоко – по капле выдавливать из себя мысли, пытаясь доказать кому-то, что ты тоже что-то значишь, что-то можешь. Что ты тоже чем-то интересен. Просто чтобы повысить чувство собственной значимости, самоутвердиться, хотя бы самой себе доказать, что – личность, человек. А не какой-нибудь там… помидор.
А рядом ходят миллионы таких же помидоров и тоже доказывают кому-то, что они – личность. Все идет как надо…
Хочу плакать… Не получается… Хочу злиться… Тоже не выходит…
…Значит, все-таки помидор…

Но завтра – обещаю! – завтра я буду лучше. Какой-нибудь вкусной ягодой. Клубникой, например. Пусть пока малополезной, пусть пока аллергенной, но зато – вкусной! И сладкой… И я, как все остальные клубники, буду ревностно озираться в поисках других клубник. И сравнивать их с собой, и подмечать, что я – краснее, и крупнее, и вообще… вкуснее, вот!
А потом клубничный сезон закончится и мне придется стать… яблоком, или картошкой, или капустой на худой конец. Только чтоб и рядом были яблоки, картошки и капусты. Чтоб можно было сравнивать. Чтоб можно было доказывать, что я – лучше.
Я – лучше! Все слышали? Повторяю: я – лучше! Все поняли? Нужно еще кому-то это доказывать. А, ты еще сомневаешься? Не сомневайся: я – лучше! А теперь – завидуй! Ты ведь завидуешь, да? Ну скажи: да. Ну пожалуйста. Правильно.
Я – лучше! Я… Лучше… лучше… я… я… лучше… правда лучше… я…

источник

Я собака очень злая, но устала и не лаю…

Заработался.
Послал подруге сообщение в аське «мы пойдем гулять?»
Отошел от компа, вернулся, смотрю в аське вопрос «мы пойдем гулять?» — ответил — «да, пойдём».
Подруга сказала, что после этого специально не отвечала, хотела посмотреть, как события будут развиваться дальше.

Бывало нас решимость покидала,
Усталость падала на нас, разрушенной стеной.
Нам чудилось что в жизни нет конца, начала,
Бессмысленным казался путь земной.

И все ж со временем вновь солнце восставало,
Рассвет Господень наступал в душе.
И ум и сердце в день тот радостью сияли,
Любовь все страхи побеждала на земле…

Она устала от жизни или скорее от мужчин…
Они все ей казались — одинаковыми самцами…
Которым бы, скорее захватить крепость, чем в ней остаться…
И она придумала план…
Как отомстить, за потраченные свои годы…
Она стала их игнорировать или пользовать…
Что приносило большое количество подарков и быть может даже амбиции…
Время медленно старило кожу, ноги были уже не те, но эти ракурсы своих амбиций, делали ей день, а может и эту жизнь…
Delfik 2016 г.

Я научилась утешать,
Теперь, как раньше я не плачу.
Теперь могу я поддержать,
Решу твою мудрЕную задачу.

Теперь, как раньше не прошу
И не пишу, как прежде с позоранку.
По прежнему тебя еще люблю,
Но не выворачиваю душу на изнанку.

А, что с того, коль ты узнаешь мою боль,
Что сможешь изменить в дальнейшей жизни?
Ведь у тебя давно был крепкий дом,
В него дорога поросла травою пижмы.

Ты сам скитаешься…, работой награжден.
Хоть это равновесие тебе дает в болтанку.
Своею правдой убежден,
С меня сорвал любовную приманку.

Не злюсь и не ругаю я тебя.
Жалею, что мне остается…
Но не могу тебя я потерять,
Ведь ты упрям, ты своего добьешься.

Бороться за свою славу — что может быть утомительнее?

По статистике, многие женщины
от усталости сходят с ума.
Не позором — базаром развенчаны
в сумасшедшие едут дома.

И живут на окраине города
в корпусах за глухими оградами,
некрасивые и негордые,
непричесанные, ненарядные.

Им мужья передачи приносят.
Детям врут, что они отдыхают.
Они больше не требуют — просят.
Они больше не плачут — вздыхают.

И мужчинам дают указанья,
чтоб питались! И чтоб не терзались!
Осторожно по улице шли!
И чтоб нервы свои берегли.

Как хочется мне иногда остановится,
И не спешить в погоне за мечтой,
Хотя бы день что б никуда не торопиться,
РАЗ В ЖИЗНИ ВЗЯТЬ У ЖИЗНИ ВЫХОДНОЙ.

Я так устала от пустых речей,
людей с ногами лезущих мне в душу,
от сплетен и тяжёлых новостей,
что с губ чужих срываются наружу.

Что в дом стучат холодные ветра,
а счастье где-то адрес потеряло,
и биться против бед совсем одна…
Ах, если бы кто знал, как я устала.

И нет уж сил, чтоб падать и вставать,
ловить за хвост крылатую удачу,
на нелюбовь любовью отвечать,
где разменяли преданность на сдачу.

Я так устала от случайных встреч,
от бесов, что мне под руку шептали,
от тех, кто обещал меня беречь,
а после лишь затылками сверкали.

Женщина, уставшая от жизни,
Лишена надежды и любви.
С верой в контрах, пОлна пессимизма
И душой глуха — зови, иль не зови.
Женщина, уставшая от зла,
С льдинкой вместо раненого сердца.
Среди вас всегда бредет одна,
Нет огня, чтоб ей помог согреться.
Женщина, что плачет по ночам,
Глядя вдаль на гаснущие звёзды,
Реквием напишет по мечтам,
Не воспримет:»ПОГОДИ, ЕЩЕ НЕ ПОЗДНО…»
Поздно! Ей не хочется совсем
Света, солнца, праздников постылых!
Женщина, вдруг ставшая НИКЕМ,
Проживает череду из дней унылых…

Усталость — не повод сдаваться — Отдохни и продолжай путь.

Вечерняя усталость города
Поток машин… огни, огни.
А, я хочу сказать — как ты мне дОрога,
Что я хочу одной твоей любви.
Усталые витрины магазинов.
Моргает светофор на перекрёстке.
А я прощаю все твои обиды.
Я знаю, что ты плачешь… после.
Вчера была среда, а завтра пятница,
Умытые дождём весенним улицы.
По мостовым усталость моя катится.
Поверь, что солнце без тебя мне хмурится.
То, авитаминоз весны подкрался,
Усталостью забрался под пальто
Я так хочу… размер твоего тела.
И тихое, скулящее «Еще…»
Давай приеду… и останусь на ночь.
И по глоточку обжигающего рома.
Усталость мы губами с тобой снимем…
И шепчешь мне… Любимый мой, ты … /Солнце/

Апрель. Четвертая… Мы — в мыле!
Пошёл последний года круг.
«Включай морально-волевые…»
Шепнул сегодня мне физрук

Когда нечем дышать и хватаешь ты воздух украдкой,
Когда чувства и разум опять в голове в беспорядке.
И весна вдруг пришла, но не радует вешняя сила.
Тихо спрячусь в себя… Извините, я двери закрыла.

А когда отболит, отгорит, успокоятся эти пожары,
И начнёт снова сердце отстукивать ровно удары.
И в душе, и в груди как-то вдруг перестанет быть тесно,
Может быть, я вернусь славить мир неумелою песней.

А пока слишком мне тяжело, и, как снег, тают силы,
Я, наверное, долго старалась быть мудрой и сильной.
Одиночество просто меня вдруг опять победило.

Я устала. Мучительно. Не-вы-но-си-мо …

Добиваешься, добиваешься человека, а потом бац и силы иссякли… Твою любовную энергию, как-будто куча вампиров высосало… Но ты не. перестаешь любить, а включаешь перезагрузку и пофигизм… Пускай решает: Или быть всегда на первом месте в сердце и мыслях или быть мимолетной вспышкой для других…

источник

Т ак надо ль посты и награды
менять на суму и тюрьму.
Но, кажется, все-таки надо,
не знаю и сам почему.

Д олдонили, меня позоря,
твои начальственные лбы,
что выносить не надо сора,
пойми, мол, из чужой избы.

Д рузей безмолвно провожаю
и осуждать их не берусь.
Страна моя, изба чужая,
а я с тобою остаюсь.

Т воих успехов череда —
не для меня, не для меня.
А для меня твоя война,
а для меня твоя беда.

Н е верить в будущий прогресс,
а вовсе, мол, прогресса нет?
А есть обвес, и есть собес,
и просто есть полет планет?

В неведомое, черт возьми,
и непосильное уму.
Грузи свой скарб, вози, вози,
носи, носи свою суму,

скучай средь торжества торжеств,
не верь среди бесчинства тайн.
И гордо знай, что жесть есть жесть,
песок — песок, трамвай — трамвай.

Р абом кромешной суеты
из тьмы бежать в другую тьму?
Не верить в высшее, чем ты,
не поклоняться ничему?

Н аносят мелкие обиды.
Что делать, им стократ больней.
Терплю, не подавая вида,
за грех империи моей.

чтобы случайный алкоголик
ему не встретился в пути.
На улицах сегодня голо,
к магазину не подойти.

Т ут ждет народ секретаря.
Его поносит трезвым матом.
— Милиция, скажи понятно,
чтоб не торчать у лавки зря.

А разговоры между тем
заходят о советской власти,
а там — сравнение систем,
да и о Сталине отчасти.

В есть — не приедет.
Распахнулось.
Народ взревел. Земля качнулась.
Ликует очередь. Стою
и славлю родину мою.

Poem list


* * *
В се шло навстречу в эти дни.
Троллейбусы и те. Они
вмиг подходили к остановке.
Поступки, как всегда, неловки —
там в лужу сел, тут ляпнул чушь
и сам казниться начал уж,
прощенья по привычке просишь —
в ответ прощенья просят те!
И все в порядке. В небе просинь,
и так повсюду и везде.
Стал в очередь за водкой
и
достал! Последняя бутылка!
А это ангелы мои
следят с хорошею ухмылкой,
пронзая облаков слои.

Т ак лампочка, читал я где-то,
включенная в электросеть,
вдруг вспыхивает ярким светом,
чтобы потом перегореть.

П отом слегка посовестилась
и вяло оказала милость:
подкинула с небесной кручи
удачи и благополучья.

А под конец, зевнув устало,
вдруг закруглилась, как сумела,
несчастьями не доконала,
счастливым сделать не успела.

Г отовы супруги к разлуке,
готовы к беде властелины.
Тем временем полдень над лугом
склоняется, жаркий и длинный.

Г отовы к обманам святоши
и к недоеданию дети.
Готовы могилы.
И все же
рассветы восходят и светят.

когда, простившись с белым светом,
мой дух покинет шарик сей,
не то что этой, вообще-то
как не бывало жизни всей!

Н а людях — мордой об стол, то есть
покрыт позором и стыдом!
Когда навеки успокоюсь,
я вспомню что-нибудь о том?

В от этой мудрости учусь:
я буду помнить эту чушь?
Когда отсюда я уйду,
я вспомню эту ерунду?

Н о — самого себя смешной осколок —
живу, бреду, скудея по пути.
Я знать не знал тогда вначале, сколько
смогу, приноровясь, перенести.

У родственников в прихожей —
лишь гости, набравшись, уйдут —
свернуться, чтоб было похоже,
как будто и нет меня тут.

П отом я выкапывал честно,
лопаткой о камень звеня,
окопы, чтоб взять и исчезнуть,
как будто и нету меня.

Я временно благополучен,
на собственной сплю тахте.
Живу я куда как лучше,
и где вы, ночлеги те!

Н о, Боже, дай мне не зазнаться,
и если последний ночлег —
к земле молчаливо прижаться
и скромно исчезнуть навек.

потом утратил осторожность,
не помню сам и как отстал.
Один стою в пыли дорожной,
уехал медленный состав.

Д орожный разговор уехал
и маленький портфель идей,
а я стою как бы для смеха,
для развлечения людей,
которые глядят из окон.
Все едут мимо поезда.
Стою в сомнении жестоком,
что они едут не туда.

Poem list

Читайте также:  Монотония влияние усталости и сонливости на свойства внимания

* * *
П ростите, простите, простите меня!
И я вас прощаю, и я вас прощаю.
Я зла не держу, это вам обещаю.
Но только вы тоже простите меня!

З абудьте, забудьте, забудьте меня!
И я вас забуду, и я вас забуду.
Я вам обещаю: вас помнить не буду.
Но только вы тоже забудьте меня!

К ак будто мы жители разных планет.
На вашей планете я не проживаю.
Я вас уважаю, я вас уважаю,

Но я на другой проживаю. Привет!

Poem list


* * *
К огда земля беременна враньем,
когда я вру, ты врешь, он врет, мы врем.
Вранью не правда противостоит,
а та же ложь, переменивши вид.
Еще есть способ: скрестим правду с ложью,
отличный получается гибрид.
Тьмы низких истин нам обман дороже,
известно, правда раны бередит.
А некогда, смешно, искали правду.
Она одна; и что искать ее!
Вот перед нами сто деревьев кряду,
на всех ветвях вовсю цветет вранье.
Оно всерьез исследованья жаждет.
Семь пятниц тут, семь четвергов на дню.
Вот сто домов на улице и в каждом
по скромному квартирному вранью.
Прогресс: уже давно не крестят кистенем
неловкую застенчивую истину.
Ложь говорят открыто, честно, звонко,
встают, рванув рубаху на груди,
завидя дистрофичного ребенка —
увертливую правду впереди.

П равда почему-то потом торжествует.
Почему-то торжествует.
Почему-то потом.
Почему-то торжествует правда.
Правда, потом.
Ho обязательно торжествует.
Людям она почему-то нужна.
Хотя бы потом.
Почему-то потом.
Но почему-то обязательно.

Poem list


* * *
С трах — понятие сложное,
к черту демагогию.
Страх забыть не можем мы
перед педагогами,
чернильными пятнами,
тяжкими болезнями
— страхи все понятные
и небесполезные.
В детстве страхи наказаний,
зрелость — страх уже иной.
Страх допросов и дознаний
с часовыми за спиной.

С тыден страх другого вида
и другого звания:
должностных, почетных, сытых
роковая мания.
Ведь начальство всего чаще
знать не знает счастья.
И само оно, начальство,
боится начальства.
Встать? Стоят.
Сидеть? Сидят.
Надо гнать? Гони, ату их!
Надо — этих арестуют.
Надо — тех освободят.

Т ам клыки как штыки
и любовны лихие улыбки.
Там по пропуску, скромно
— в обширный глухой кабинет.
Там подловят тебя
на твоей нестоличной ошибке.
И готов. И позор.
И на двор. И обратный билет.

Т ам автобусы
иногородних везут за добычей,
от щедрот неизведанных
в ЦУМе иль в ГУМе вкусить.
Гордый город Москва.
Вознеслась в магазинном величье
и на алчную родину
пристальным глазом косит.

В Италии, глядишь, то наводненье,
то террористы, то землетрясенье —
она поет, поет под мандолину
или гитару или просто так.

А мерика в преступности увязла
и с неграми никак не разберется —
и те поют. И белые, и негры.
Приплясывая перед микрофоном,
блистая приглушенным саксофоном.

А нам и Бог велел. Поем народные.
Попсовые. Старинные. Походные.
Блатные. Философские. Победные.
Полезные. Безвредные. И вредные.

Н а шаре тесненьком
столпились мы,
друг другу песенки
поем из тьмы.

С трелка компаса кружится
Словно белка в колесе.
Пресса карами грозится
На четвертой полосе.

У прекает в личной выгоде,
Льет обидную хулу.
Она двигает и двигает
Всё предметы по столу.

Н е за деньги — кто оплатит
Дар бессмысленный её?
Не дошито дочке платье,
Не достирано бельё.

Б ыть за это ей в ответе.
Строг общественности суд.
Знают дети что соседи
Маму ведьмою зовут.

П риходил уже начальник —
Что с пропиской, как дела?
Ну, а, скажем, этот чайник
Можешь, скажем, вдоль стола?

Д ар неужный, дар случайный
Жизнь, зачем ты ей дала.

И живут на окраине города
в корпусах за глухими оградами,
некрасивые и негордые,
непричесанные, ненарядные.

И м мужья передачи приносят.
Детям врут, что они отдыхают.
Они больше не требуют — просят.
Они больше не плачут — вздыхают.

И мужчинам дают указанья,
чтоб питались! И чтоб не терзались!
Осторожно по улице шли!
И чтоб нервы свои берегли.

З абыл отныне своды правил,
условий и другой муры.
На этом точку я поставил
и вышел с Богом из игры.

К то хочет — салит, ловит, тащит,
кто хочет — бьется в стену лбом.
Отныне скромный и молчащий
поставил точку я на том.

Т елеанкеты и телевопросы.
Попробуй-ка, найди на них ответ!
Вот: «Что такое счастье?»
Все непросто.
«Ты счастлив?»
«Да.»
«А если честно?»
«Нет.»

Poem list


Из дневника
Н ас времена всё били, били.
И способы различны были.
Тридцатые. Парадный срам.
Тех посадили, тех забрили,
загнали в камеры казарм.

П отом война. Сороковые.
Убитые остались там,
а мы, пока еще живые,
всё допиваем фронтовые,
навек законные сто грамм.

З атем надежд наивных эра,
шестидесятые года.
Опять глупцы, как пионеры,
нельзя и вспомнить без стыда.

В сё заново! На пепелище!
Всё, что доселе было — прах:
вожди, один другого чище,
хапуга тот, другой — что взыщешь,
едва держался на ногах.

И вот — пришел. И вот ура.
Он хочет правды и добра.
Достоин быть главой народа.
Он просит нас: друзья, пора!
А мы бы рады, прям с утра!
Ан нет, не та уже порода.

У стали, вялы, безразличны
к разоблачениям скандальным,
починам местным и столичным
и переменам кардинальным.

Л ет через двадцать, сто, пятьсот,
быть может, дорастет народ.
Но чья звезда взойдет тогда?
Кто нам — иль им — главою будет?
Что он одобрит? Что осудит?
Неведомо. Вот в чем беда.

М не уже пора,
а вам рано.
Что же до нутра,
так там — рана.

Б ерегу ее,
пою водкой.
Вот житье мое.
Живу вот как.

— Задумайся! — мне намекают
и молча мимо пролетают.

Н ищаю, чувствую, нищаю.
Но по привычке обещаю:

задумаюсь, придет пора.
А та пора прошла вчера.

А может быть — уж нас не будет,
но с наше поживете вы
и на своем развале судеб
промолвите вслед нам: увы.

источник

Что твоя вера, юродивый злой старик,
Слабая часть в партитуре пустых дорог,
Ведь, для существ не видящих между строк,
Вся твоя музыка – сдавленный птичий крик.

Что же твой голос – охрипший морской ревун.
Был бы услышан – мог бы нагнать тоски,
но в мегаполисе Старые Васюки
слушать не принято. Ста миллионов лун
хватит едва ли на то чтобы райский сад
вновь окунулся в шёпот людских молитв…
Ты бы напел им что-нибудь,
но мотив
Был позабыт много жизней тому назад.

Что твоя память — походный станок Жиллет.
Режет всё хуже, хуже…
И всё трудней
не оставлять в щетине последних дней
ржавый налёт незаметно минувших лет.

Дряхлые мойры порвут золотую нить,
В мире твоем оставляя из всех предтеч —
Время.
И если оно перестанет течь,
попросту некого станет боготворить…

Что твоя вера, юродивый злой кумир.
Я бы не верил в твою неблагую весть,
Но, утверждая что сотворил наш мир —
Плачешь.

Плачешь, а значит,
Всё так и есть.

(с) Adonatti

3 2008-11-22 22:13:55
Акела

Ты был вожаком, и щенки истекали желанием стать тобой. Ты был беспощадным, шакалы не смели заметить твоих седин. Но шкуры линяли, и падали луны, и падаль всходила травой. Вчера за тебя была стая, Акела. Сейчас ты остался один.

Ты слишком ослаб, твои когти застряли в загривках охот и побед. Шакалы ведут за рукав твою старость, они уже взяли твой след. Им хочется видеть, как ты подыхаешь, больной и покорный, как пёс. Но я не отдам твоё тело, Акела, врагам не отдам твоих слёз.

Как рано. Рассвет заалеет, как рана — пока же не слышно и птиц. Крадусь, не дыша, прикрываясь туманом, охоте приходит конец. Ты спишь на земле, твои боги, Акела, зажмурившись, падают ниц. Я сделаю то, что они не посмели. Ты сам так учил, отец.

(с) Н. Романькова

4 2008-11-22 22:18:49
Far from the madding crowd and mirth
A young girl lived on the edge of the earth,
Fantasy breathing sweet as the air,
of my fantasy unaware.
There she lived on the edge of the earth,
That is the story, for what it’s worth.
Just too bad that the earth is round
And has no edge, no corner or bound.
1929
(M. Svetlov)
5 2008-11-22 22:23:33
В. Маяковский. «О дряни». Было злободневно девяносто лет назад, злободневно и сейчас.

Впрочем,
им
довольно воздали дани.
Теперь
поговорим
о дряни.

Утихомирились бури революционных лон.
Подёрнулась тиной советская мешанина.
И вылезло
из-за спины РСФСР
мурло
мещанина.

(Меня не поймаете на слове,
я вовсе не против мещанского сословия.
Мещанам
без различия классов и сословий
моё славословие.)

Со всех необъятных российских нив,
с первого дня советского рождения
стеклись они,
наскоро оперенья переменив,
и засели во все учреждения.

Намозолив от пятилетнего сидения зады,
крепкие, как умывальники,
живут и поныне
тише воды.
Свили уютные кабинеты и спаленки.

И вечером
та или иная мразь,
на жену,
за пианином обучающуюся, глядя,
говорит,
от самовара разморясь:
«Товарищ Надя!

К празднику прибавка —
24 тыши.
Тариф.
Эх,
и заведу я себе
тихоокеанские галифища,
чтоб из штанов
выглядывать,
как коралловый риф!»
А Надя:
«И мне с эмблемами платья.
Без серпа и молота не покажешься в свете!
В чём
сегодня
буду фигурять я
на балу в Реввоенсовете?!»
На стенке Маркс.
Рамочка ала.
На «Известиях» лежа, котёнок греется.
А из-под потолочка
верещала
оголтелая канареица.

Маркс со стенки смотрел, смотрел.
И вдруг
разинул рот,
да как заорёт:
«Опутали революцию обывательщины нити.
Страшнее Врангеля обывательский быт.
Скорее
головы канарейкам сверните —
чтоб коммунизм
канарейками не был побит!»

6 2008-11-22 22:25:33
Говорят — Время смягчает.
Никогда не смягчает — нет!
Страданье — как сухожилия —
Крепнет с ходом лет.

Время — лишь Проба горя —
Нет снадобья бесполезней —
Ведь если оно исцелило —
Не было — значит — болезни.

(с) Эмили Дикинсон

7 2008-11-22 22:33:45
Собсенноручно из любимой книги «Путешествие на Запад». Историческая Философия Китая и Индии.

Ответ Царя Обезьян Бодисатве Гуаньинь, в котором он кается в содеянном.

Если сердце человека,
Мысль великую рождает,
То вселенная об этом —
Без сомнения узнает
Если зло с добром смешавшись
Возмещения не имели — это значит,
Что корыстны, что не читы были цели.

8 2008-11-22 22:49:57
Брэдбери блюз

я говорю тебе: вместо смерти золотая летняя кровь
растечется по венам, толкнется в сердце — и поминай как звали.
смотри, я отныне ветер,
безымянный сторож пустых дворов,
голубых цветов, прорастающих из городских развалин.

я хранитель бумажной, ветхой и сладкой небыли,
я тот, кто за час до рассвета услышал выстрел…
я помню,
как потомок салемской ведьмы
мою душу
по буквам
на белый лист
выпускал из грохочущего «Ремингтона».

и с тех пор время суток прозрачные сумерки,
с тех пор время года лето,
время ранних яблок на солнечной стороне.
одуванчики тянут стебли из-под каменных склепов,
ибо летние травы бессмертней любых камней.

я говорю тебе, что ускользнуло во сне,
вернется во сне же,
яблоком в руки, теплой звездой над крышей…
в день середины лета бессильна любая нежить,
впрочем, мы сами не хуже нежити,
так уж вышло,
и когда оживают ночные тени в пустых лабиринтах улиц,
когда по спине мурашки и фары по потолку,
я вырезаю контур растущей луны
на серебряном теле пули,
я вырезаю свою улыбку на круглом ее боку.
я открываю окно, говорю, смотри же, а ты не веришь,
ты подбираешь на слух,
забываешь на вкус,
переводишь на бред.
это дорога живых,
по колено травы
и лето за каждой дверью,
а смерти нет,
говорю тебе, смерти нет…

(c) Е. Перченкова

9 2008-11-22 23:09:36
Эдуард Асадов

ОБИДНАЯ ЛЮБОВЬ
Пробило десять. В доме тишина.
Она сидит и напряженно ждет.
Ей не до книг сейчас и не до сна,
Вдруг позвонит любимый, вдруг придет?!

Пусть вечер люстру звездную включил,
Не так уж поздно, день еще не прожит.
Не может быть, чтоб он не позвонил!
Чтобы не вспомнил — быть того не может!

«Конечно же, он рвался, и не раз,
Но масса дел: то это, то другое.
Зато он здесь и сердцем и душою».
К чему она хитрит перед собою
И для чего так лжет себе сейчас?

Ведь жизнь ее уже немало дней
Течет отнюдь не речкой Серебрянкой:
Ее любимый постоянно с ней —
Как хан Гирей с безвольной полонянкой.

Случалось, он под рюмку умилялся
Ее душой: «Так преданна всегда!»
Но что в душе той — радость иль беда?
Об этом он не ведал никогда,
Да и узнать ни разу не пытался.

Хвастлив иль груб он, трезв или хмелен,
В ответ — ни возражения, ни вздоха.
Прав только он и только он умен,
Она же лишь «чудачка» и «дуреха».

И ей ли уж не знать о том, что он
Ни в чем и никогда с ней не считался,
Сто раз ее бросал и возвращался,
Сто раз ей лгал и был всегда прощен.

В часы невзгод твердили ей друзья:
— Да с ним пора давным-давно расстаться.
Будь гордою. Довольно унижаться!
Сама пойми: ведь дальше так нельзя!

Она кивала, плакала порой.
И вдруг смотрела жалобно на всех:
— Но я люблю. Ужасно. Как на грех.
И он уж все же не такой плохой!

Тут было бесполезно препираться,
И шла она в свой добровольный плен,
Чтоб вновь служить, чтоб снова унижаться
И ничего не требовать взамен.

Пробило полночь. В доме тишина.
Она сидит и неотступно ждет.
Ей не до книг сейчас и не до сна:
Вдруг позвонит? А вдруг еще придет?

Любовь приносит радость на порог.
С ней легче верить, и мечтать, и жить.
Но уж не дай, как говорится, бог
Вот так любить!

10 2008-11-22 23:12:14
Я жизнь сравнил бы с шахматной доской —
То день, то ночь, а пешки мы с тобой.
Подвигали, притиснут и побили,
И в темный ящик сунут на покой.

Жизнь для меня, как школьная тетрадь,
Листов из ней не вырвать и не переписать.
И вот звенит звонок в огромном классе.
Тетрадь исписана, ее пора сдавать.

Собственное подражание Омару Хайяму

11 2008-11-22 23:52:56
Как струи воды в полыханье огня, отливы его ярки,
И как талисманов старинных резьба, прожилки его тонки.
А если захочешь ты распознать его настоящий цвет —
Волна переливов обманет глаза, как будто смеясь в ответ.
Он тонок и длинен, изящен и строг, он — гордость моих очей.
Он светится радугой, он блестит, струящийся, как ручей.
Живой, я живые тела крушу; стальной, ты крушишь металл —
И, значит, против своей родни каждый из нас восстал.

Абу-т-Тайиб аль-Мутанабби

12 2008-11-23 00:10:19
Подобен сверканью моей души блеск моего клинка:
Разящий, он в битве незаменим, он — радость для смельчака.
Как струи воды в полыханье огня, отливы его ярки,
И как талисманов старинных резьба, прожилки его тонки.
А если захочешь ты распознать его настоящий цвет —
Волна переливов обманет глаза, как будто смеясь в ответ.
Он тонок и длинен, изящен и строг, он — гордость моих очей.
Он светится радугой, он блестит, струящийся, как ручей.
Живой, я живые тела крушу; стальной, ты крушишь металл —
И, значит, против своей родни каждый из нас восстал.

Абу-т-Тайиб аль-Мутанабби
(скопипастил криво)

13 2008-11-23 00:13:11
Асадов Эдуард

Я могу тебя очень ждать,
Долго-долго и верно-верно,
И ночами могу не спать
Год, и два, и всю жизнь, наверно!

Пусть листочки календаря
Облетят, как листва у сада,
Только знать бы, что все не зря,
Что тебе это вправду надо!

Я могу за тобой идти
По чащобам и перелазам,
По пескам, без дорог почти,
По горам, по любому пути,
Где и черт не бывал ни разу!

Все пройду, никого не коря,
Одолею любые тревоги,
Только знать бы, что все не зря,
Что потом не предашь в дороге.

Я могу для тебя отдать
Все, что есть у меня и будет.
Я могу за тебя принять
Горечь злейших на свете судеб.

Буду счастьем считать, даря
Целый мир тебе ежечасно.
Только знать бы, что все не зря,
Что люблю тебя не напрасно!

14 2008-11-23 00:16:52
Из классики:
Борис Пастернак

Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Как летом роем мошкара
Летит на пламя,
Слетались хлопья со двора
К оконной раме.

Метель лепила на стекле
Кружки и стрелы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На озаренный потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.

И падали два башмачка
Со стуком на пол.
И воск слезами с ночника
На платье капал.

И все терялось в снежной мгле
Седой и белой.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На свечку дуло из угла,
И жар соблазна
Вздымал, как ангел, два крыла
Крестообразно.

Мело весь месяц в феврале,
И то и дело
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

15 2008-11-23 00:18:26
Асеев Николай

Я не могу без тебя жить!
Мне и в дожди без тебя – сушь,
Мне и в жару без тебя – стыть.
Мне без тебя и Москва – глушь.

Мне без тебя каждый час – с год;
Если бы время мельчить, дробя!
Мне даже синий небесный свод
Кажется каменным без тебя.

Я ничего не хочу знать –
Бедность друзей, верность врагов,
Я ничего не хочу ждать.
Кроме твоих драгоценных шагов.

Ты — рядом, и все прекрасно:
И дождь, и холодный ветер.
Спасибо тебе, мой ясный,
За то, что ты есть на свете.

Спасибо за эти губы,
Спасибо за руки эти.
Спасибо тебе, мой любый,
За то, что ты есть на свете.

Ты — рядом, а ведь могли бы
Друг друга совсем не встретить..
Единственный мой, спасибо
За то, что ты есть на свете!

16 2008-11-23 00:20:06
Из современного сильно зацепила вещь с последнего альбома Пикника:

И вот без причины,
Опять без причины,
Исчезнешь, на свет появившись едва,
Ведь только песчинка,
Ты только песчинка
В руке божества

Так чем же кичишься,
Что резво так празднуешь?
Ничтожно твоё торжество.
Зачем в этом мире,
Да мире неназванном,
Зачем ты живешь, существо?

Все может случиться,
Все может случиться
И снова весною очнется листва.
Ведь ты как песчинка,
Лишь только песчинка
В руке божества

Так чем же кичишься,
Что резво так празднуешь?
Ничтожно твоё торжество.
Зачем в этом мире,
Да мире неназванном,
Зачем ты живешь, существо?

17 2008-11-23 00:31:11
для Зефирка

Юлия Друнина
Один лишь раз была я в рукопашной:
Раз наяву и сотню раз во сне.
Кто говорит, что на войне нестрашно,
Тот ничего не знает о войне.

18 2008-11-23 00:38:52
для Крюк

Позови меня!
Я все заброшу.
Январем горячим, молодым
Заметет тяжелая пороша
Легкие следы.

Свежие пушистые поляны.
Губы.
Тяжесть ослабевших рук.
Даже сосны,
от метели пьяные,
Закружились с нами на ветру.

На моих губах снежинки тают.
Ноги разъезжаются на льду.
Бойкий ветер, тучи разметая,
Покачнул веселую звезду.

Хорошо,
что звезды покачнулись,
Хорошо
по жизни пронести
Счастье,
не затронутое пулей,
Верность,
не забытую в пути.

19 2008-11-23 01:12:33
НОЧНОЙ ДОЖДЬ

То были капли дождевые,
Летящие из света в тень.
По воле случая впервые
Мы встретились в ненастный день.

И только радуги в тумане
Вокруг неярких фонарей
Поведали тебе заране
О близости любви моей.

О том, что лето миновало,
Что жизнь тревожна и светла,
И как ты ни жила, но мало,
Так мало на земле жила.

Как слезы, капли дождевые
Светились на лице твоем,
А я еще не знал, какие
Безумства мы переживем.

Я голос твой далекий слышу,
Друг другу нам нельзя помочь,
И дождь всю ночь стучит о крышу,
Как и тогда стучал всю ночь.

Арсений Тарковский

20 2008-11-23 01:31:51
Мишель и Кристина

К чертям, коль эти берега покинет солнце!
Потоки света, прочь! На всех дорогах мгла.
Гроза на ивы и на старый двор почета
Швырять свои большие капли начала.

Ягнята белые, о воины идиллий,
Поникший вереск, акведуки,— прочь и вы
Бегите, Луг, поля, равнины в изобилье
Раскиданы по красной скатерти грозы.

Собака черная, пастух над бездной серой,
Бегите прочь от высших молний! И когда
Приходит этот час и льются мрак и сера,
Спускайтесь в лучшие убежища, стада.

Но я, о Господи. Моя душа взлетает
К оледеневшим небесам, где все красней
Становится от туч небесных, что летают
Над ста Солоньями длиннее, чем рейлвей.

Вот тысячи волков, семян от ветви дикой,
Гонимых вдаль религиозно-грозовым
Полдневным вихрем над Европою великой,
Где сотни орд пройдут по древним мостовым.

А после — лунный свет! Вокруг простерлись ланды.
И алые под черным небом, на конях
Гарцуют воины, повсюду сея страх,
И топот слышится свирепой этой банды.

Увижу ль светлый дол, струящийся поток,
Голубоглазую Жену белее лилий
И Мужа рядом с ней. И Агнец у их ног.
— Мишель, Кристина — и Христос! — Конец Идиллий.

источник

Нынешний фестиваль «Пять вечеров» был растянут во времени: 10 февраля, 4 апреля, 15 мая, 6–7 июня…

Центральным его событием стал спектакль Г. Бызгу «Я скучаю по тебе», сыгранный Розой Хайруллиной и Сергеем Бызгу. Это совместная продукция Володинского фестиваля и СамАрта, где работает Роза. Вообще — первый спектакль, сделанный фестивалем. Он прошел 15 мая. Многие не знали, что Володин написал монологи Офелии и Агафьи Тихоновны, спрашивали, что это за тексты. Да кто сейчас вообще что-то знает…

Все с ума посходивши, все с ума посходивши. Все посходивши с ума. Проба пера.

6 мая в петербургской «Комсомольской правде» на 14 полосе вышла публикация журналистов Игоря Карасева и Елены Ливси, в которой кинодокументалист (документалист, вот что поразительно!) Николай Боронин сообщал: «Эта история произошла в самом начале войны, но о ней мне поведал не отец (а он был одним из главных ее участников), а два знаменитых ленфильмовских режиссера — Николай Розанцев и Григорий Никулин. Так вот, отец каким-то образом в то время работал в спецотделе по мобилизации. Однажды в его кабинет заходит щупленький, в круглых очках, интеллигентного вида человек. Взглянув на него, отец сразу понял: в первом же бою его ждет неминуемая смерть. Невоенный это был человек. И понимая, что может быть серьезно наказан за такой проступок, мой отец сделал все возможное, чтобы стоящий перед ним мужчина не попал на передовую. Так он спас жизнь будущему великому драматургу Александру Володину».

А. М. Володин.
Фото из архива редакции

Бред публикации был очевиден. Александр Моисеевич москвич, в Ленинград переехал только после окончания ВГИКа (самый конец 1940-х). Какой спецотдел по мобилизации, когда в армию он добровольно ушел еще в 1939 году и, как известно, много писал о том, как радостно они, дураки, приветствовали 22 июня, думая, что это будет короткая победоносная война. Володин сразу попал на передовую, в окопы, был дважды ранен, всю жизнь прожил с осколком в легком, имел медаль «За отвагу». Он окопник, прошел почти всю войну в пехоте, чудом остался жив. Это все есть в его воспоминаниях, записках, пьесах, телепередачах. Особая дружба связывала его с фронтовиком Окуджавой…

Есть еще подробности. Володин не был щупленьким, был крепко скроен, занимался спортом (достаточно посмотреть на послевоенные фотографии). И, что характерно, до старости имел прекрасное зрение. Не носил он очков! В том числе и круглых.

Публикация была фальшивкой.

Первым позвонил в «Комсомолку» журналист Лев Сидоровский с просьбой опубликовать его опровержение на страницах издания. Ему отказали. Не взяла публикацию ни одна петербургская газета (нынче они сбиты в концерн и не имеют права полемизировать друг с другом, куда там советская цензурная несвобода — эта покруче!). Материал Сидоровского опубликовала только «Литературная газета».

Я тоже позвонила главному редактору «Комсомолки» Светлане Камека и предложила: либо газета сама публикует опровержение, либо придется обращаться в другие СМИ. Ясное дело, через пару дней она заявила мне, что опровергать ничего не будет, а если я позвоню еще раз, то она «кинет на меня иск».

Пришлось выступать по радио, на сайте Lenizdat.ru… А дальше — бессмысленный интернетный диалог, в котором очень некрасиво повели себя и сам документалист Боронин, и журналист Карасев, доказывая, что черное — это белое, а белое — зеленое: «Я считаю, что у каждого человека есть свои скелеты в шкафу. К примеру, сейчас проходит фестиваль документальных фильмов, в рамках которого вчера был представлен фильм, посвященный иконе театра — Всеволоду Мейерхольду. Выяснилось, что он в 30-х годах прошлого столетия писал в НКВД доносы на своих учеников. Документалисты случайно нашли дочь человека, который был посажен в тюрьму по доносу Мейерхольда. Повторюсь, у всех есть скелеты в шкафу. Вполне возможно, что такой случай, о котором мы написали в газете, произошел в жизни Александра Володина. Может, он его не афишировал, скрывал. Этой публикацией мы его не опорочили. Он ветеран, у него есть боевые награды… Но был и один-единственный эпизод в жизни этого великого писателя, о котором он старался не рассказывать».

Я выступала по радио, отвечала в прессе — все бесполезно и безрезультатно. Мы живем в эпоху, когда черное можно выдать за зеленое, а вообще все — за желтое.

Жаль людей, которые уверены: у каждого в шкафу — скелет…

Как будто мы жители разных планет.

На вашей планете я не проживаю…

Я скучаю по тебе, то время, когда не было тотального (и ложного) представления о мире как о собрании шкафов со скелетами… Я скучаю по тебе!

По статистике многие женщины
От усталости сходят с ума…

Она нервно вбегает в зал с чемоданом. Увидев зрителей, резко и довольно агрессивно произносит: «Боюсь, что мой вариант вас не устроит», — и так же стремительно убегает. Вообще, это первая строчка монолога «Перегородка», с ним приходит к Кате и Мите Женщина, разменивающая комнату, но тут-то другое, тут может не устроить ее, Розы Хайруллиной, вариант чтения Володина, ее гротеск, острота, юродство.

Да, да, в монологах Офелии, Агафьи Тихоновны, Женщины актриса играет истории русского женского трагического юродства. Покинутые, одинокие, нелепые, они сходят с ума. И ждут, ждут… Сигналят флажками, как Агафья Тихоновна: я здесь, я здесь, не проезжай мимо! Сигналят Подколесину, так и не поняв, почему он сбежал (а как понять? Это понять нельзя). А ведь она любила его! Любила. Смех да и только. Сквозь слезы.

И живут на окраине города
в корпусах за глухими оградами,
некрасивые и негордые,
непричесанные, ненарядные…

Р. Хайруллина в спектакле.
Фото из архива фестиваля

Хайруллина странным образом похожа на Володина. Он ведь и в женщинах писал про себя, про свое изгойство, юродство, абсурд жизни, жажду любви. Глядя на нее в спектакле, вспоминаешь его угловатые движения, взмахи рук, асимметричные черты лица, нервические гримасы боли. А еще думаешь, что, может быть, такой, как Офелия, перевязанной серым платком крест-накрест, была Ксения Петербургская, похоронившая любимого мужа… И что Роза может сыграть ее жестко, трепетно и без сладкого псевдоиконописного привкуса. Собственно, и играет. Нашу, петербургскую, простую святую, великомученицу — смешную русскую женщину.

А вся лирика, мягкость, понимание отданы в спектакле Ему — Сергею Бызгу. Без слов. Смотрит. Хочет встретиться. Не встречается. Два человека, которые разминулись когда-то и никак не могут найти друг друга. До самого последнего монолога Кати из «С любимыми не расставайтесь»…

На фестивальный спектакль пришел Сергей Дрейден. Клянусь, за всю свою жизнь я не видела такого партнерства зрителя и актера. Хайруллина видела его, чувствовала моментальные реакции, смех и слезы — и ее реакции, смех и слезы становились еще моментальнее. Они словно бежали наперегонки, импровизируя, сочиняя, «ведясь» друг на друга. А я, честно сказать, не знала, куда смотреть. Всю жизнь знаешь, что зритель определяет спектакль, но вот так воочию убедиться.

Потом в Интернете кто-то поместил их совместную фотографию с подписью: «Чуды встречаются». И это очень правильные слова.

Роза Хайруллина останавливает мгновение времени и импровизирует в нем. Такой способностью обладают немногие, из немногих — Дрейден.

Спектакль играли два раза подряд — и это были два разных спектакля.

Хочется верить, «Я скучаю по тебе» пропишется сразу в двух городах — Самаре и Петербурге. Сюда будет приезжать Роза Хайруллина, туда — Сергей Бызгу. Главное — чтобы они «осторожно по улице шли! И чтоб нервы свои берегли. ».

источник

  • (0)
  • ПРЕКРАСЕН ЖИЗНИ КАЖДЫЙ МИГ (1121)
  • *Дачные дела (94)
  • *Жизнь в подробностях-2018 (74)
  • *У природы нет плохой погоды (66)
  • *Жизнь в подробностях-2017 (65)
  • *Жизнь в подробностях-2009 (51)
  • *Жизнь в подробностях-2015 (50)
  • *Жизнь в подробностях-2016 (47)
  • *Семейные путешествия (47)
  • *Жизнь в подробностях-2013 (46)
  • *Наши дети (45)
  • *Жизнь в подробностях-2011 (41)
  • *Жизнь в подробностях-2014 (38)
  • *Жизнь в подробностях-2012 (36)
  • *Жизнь в подробностях-2019 (32)
  • *Жизнь в подробностях-2008 (31)
  • *Жизнь в подробностях-2010 (29)
  • *Как в сказке (14)
  • *Семейный календарь 2008-2009 (12)
  • *Семейный календарь-2016-2017 (11)
  • *Семейный календарь 2010-2011 (11)
  • *Семейный календарь 2018-2019 (10)
  • *Семейный календарь-2014-2015 (8)
  • *Семейный календарь 2012-2013 (7)
  • *Осень-2010 (7)
  • ПРО МЕНЯ (599)
  • *Моя гражданская позиция (103)
  • *Я — счастливая бабушка (64)
  • *Тесты-2008-2009 (54)
  • *О моём дневнике (48)
  • *Я — солдатская мать (46)
  • *Сама себе психолог (45)
  • *Мои стихи (28)
  • *Тесты-2016-2017-2018 (27)
  • *Тесты-2015 (24)
  • *Волшебство благодарности (23)
  • *Тесты-2012-2013 (19)
  • *Тесты-2014 (14)
  • *»Tupperware» и я (11)
  • *Тесты-2010-2011 (8)
  • Новогодний алфавит (7)
  • *Вопросы-ответы (7)
  • *Тесты-2019 (5)
  • *Стихи, созвучные душе. (3)
  • *Стихи друзей про меня (2)
  • ЖИТЬ НАСТОЯЩИМ, ПОМНИТЬ ПРОШЛОЕ (84)
  • 12 месяцев-2015-2016-2017 (36)
  • Остановиться, оглянуться (36)
  • По следам постов и комментариев (11)
  • 12 месяцев-2018 (2)
  • САМ СЕБЕ РЕЖИССЁР (99)
  • Мои видеоролики обо мне, семье (53)
  • Мои видеоролики о городе, о природе (47)
  • ПО СЛЕДАМ ПРОЧИТАННЫХ КНИГ (35)
  • *Книга — Путь художника (15)
  • *Книга — Материнская любовь (8)
  • *Сказки Эльфики (4)
  • *Книга — Учимся любить (4)
  • *Книга — Путы материнской любви (2)
  • *Дата рождения — ключ к пониманию человека (2)
  • О МОЁМ ИЖЕВСКЕ (435)
  • Кадры одного дня (202)
  • Город под микроскопом (59)
  • О чем пишут ижевчане (42)
  • Ижевский зоопарк-2012-2013-2014 (17)
  • Удмуртский лёд (15)
  • Ижевский зоопарк-2015-2016-2017 (15)
  • Ижевский зоопарк-2008-2009-2010 (14)
  • Ижевский зоопарк-2018-2019 (12)
  • Ижевский зоопарк-2011 (10)
  • СТИХИ (522)
  • Стихи о природе, о временах года (69)
  • Стихи о человеке, о людях (51)
  • Стихи о женщинах (51)
  • Стихи о жизни-3 (45)
  • Стихи о любви (39)
  • Стихи о дружбе, о друзьях (31)
  • Стихи о счастье (30)
  • Стихи к праздникам (26)
  • Стихи о жизни-1 (22)
  • Стихи о жизни-0 (22)
  • Стихи о жизни-2 (19)
  • Стихи о Родине (19)
  • Стихи о семье (18)
  • Стихи о маме (17)
  • Стихи о мужчинах (12)
  • Стихи-рецепты (6)
  • Стихи ко Дню рождения (4)
  • Стихи о детях (2)
  • ДЛЯ ДРУЗЕЙ (262)
  • Письмо другу (4)
  • ПРАЗДНИКИ ЖИЗНИ (222)
  • ЭТО ИНТЕРЕСНО (126)
  • Игры (7)
  • ПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ (497)
  • Кое-что из кулинарии (129)
  • Здоровье (103)
  • Психология (85)
  • Красота (34)
  • Астрология, нумерология (26)
  • Отношения (21)
  • Гороскопы (18)
  • Психологическая техника (17)
  • Тренинг Законы судьбы или Искусство жить (14)
  • Для дачи (9)
  • Хозяйке на заметку (9)
  • Приметы, ритуалы (8)
  • Видеорецепты (7)
  • Источники женской энергии (5)
  • Активные точки раскрытия женственности (5)
  • Интернет (3)
  • Для дома (3)
  • АФОРИЗМЫ, ФРАЗЫ, ЦИТАТЫ (129)
  • Фразы моего микроблога (15)
  • Женщина России (13)
  • ПРИТЧИ (44)
  • ИЗ ЖИЗНИ ДРУЗЕЙ И ЧИТАТЕЛЕЙ 2010-2014 (15)
  • ИЗ ЖИЗНИ ДРУЗЕЙ И ЧИТАТЕЛЕЙ 2015-2019 (71)
  • *Картина месяца 2015-2016-2017 (42)
  • *Картина месяца 2018-2019 (20)
  • Подслушано (приколы, факты) (6)
  • Новости из городов друзей (1)
  • РОССИЙСКАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ (73)
  • ДЛЯ ОФОРМЛЕНИЯ ДНЕВНИКА (99)
  • С УЛЫБКОЙ ПО ЖИЗНИ (96)
  • ХОЧУ ЗНАТЬ ВАШЕ МНЕНИЕ! (19)
  • ХРОНИКА НЕДЕЛИ (12)
  • ВЕСЁЛЫЙ КАЛЕНДАРЬ (30)
  • УРОКИ ФШ (28)
  • МУЗЫКАЛЬНАЯ ШКАТУЛКА (25)

Чего хочет Женщина?

Любимые стихи


Женщина хочет солнца и света.
Женщина хочет вопроса-ответа.
Женщина хочет взгляда случайного.
Женщина хочет платья венчального.

Хочет прощения, ласки, влюбленности,
Непредсказуемой определенности…
Сбоя часов от любовной усталости
И умиленья от собственной жалости.

Хочет простого непостижимого
От одного бесконечного любимого.
Хочет покорности, слов утешения,
Ссор, примиренья, объятья коленей.

источник

Т воему косматому предку для жизни голова была нужна постольку, поскольку он в нее ел. В остальном для выживания, популярности у самок и хорошей карьеры на ниве охоты на мамонтов залогом успеха было только крепкое тело. Оно же, кстати, и получало большинство ударов судьбы в виде пинков от тех же мамонтов или не менее косматых собратьев с дубинами. Так было раньше.

Теперь успех у самок, хорошую карьеру и прочие радости можно иметь и без особых мускулов (да простит меня наш фитнес-редактор). Главное орудие, которым ты пробиваешь себе дорогу к благополучию, — твоя голова, но, к сожалению, на этом пути велика опасность расшибить и саму голову. Сегодня большинство ударов обрушивается не на мышечный корсет, а на психику человека, а на ней шрамы мужчину не украшают, а только уродуют.

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, до 20–25% населения Земли страдают тем или иным психическим или поведенческим расстройством. И не надо думать, что, если у тебя нет невидимого остальным друга, ты не входишь в эти черные списки.

Под поведенческими и психическими расстройствами понимают самые разные отклонения от скучной нормы — от невинных странностей до конкретного «ку-ку», когда ты утром приходишь на работу в костюме Дарта Вейдера и требуешь от генерального директора передать базу повстанцев под твой контроль.

И фокус в том, что странности, если ими вовремя не заняться, со временем могут перерасти в полное разрушение личности.

Врача мы тебе, конечно, не заменим и диагноз не поставим, но одно важное дело сделаем — покажем самые очевидные для непрофессионального глаза приметы проблем с головой. Если ты найдешь у себя симптом из нашего списка (или даже два) — быстрее иди к врачу. И да, под врачом мы подразумеваем не психолога, а именно психиатра или в крайнем случае психотерапевта. Только они — самый правильный и короткий способ залатать протекшую крышу. Пока же читай и думай.

Вообще твое настроение — штука довольно крепкая. Кстати, и его тоже мы имеем в виду, призывая тебя быть твердым до конца. Но бывает, что вдруг ты, сам того не желая, начинаешь заводиться, как хорошая машина, с пол-оборота. Чуть что не по-твоему — настроение падает ниже плинтуса, и ты не только не пытаешься его поднять, а, наоборот, продолжаешь искать конфликта и скандала. И в общем-то, чувствуешь, что ведешь себя как дурак, но остановиться не получается. Можешь утешать себя тем, что это стресс, тем, что работаешь как вол и все пройдет само. А можешь трезво взглянуть на вещи: почти наверняка у тебя невроз.

Невроз — именно то, что начинается с постоянных стрессов (проблемы в личной жизни, смерть близкого, что угодно), которые ты стоически переносишь один за другим, а приводит к тому, что от любой мелочи ты слетаешь с катушек. Галлюцинаций у тебя не будет, но то, что все вокруг при виде твоих истерик станут крутить пальцем у виска, гарантировано.

Нелеченый невроз с большой долей вероятности приведет к полной потере трудоспособности, да и людей, желающих проводить с тобой время вне работы, явно поубавится. Твоими спутниками вместо них станут панические атаки, сердцебиение, дрожь в руках, нетвердая походка, неконтролируемые страхи, потливость, а также проблемы с потенцией, давлением и утомлением, которое будет наступать очень быстро. Запущенный невроз, которому лет 10, лечить сложно, и ты превратишься в невыносимого и часто невменяемого человека.

Если бы у психически больных была униформа, выглядела бы она ну очень нарядно: максимум ярких красок и несочетаемых цветов и узоров — тяга к таким одеждам говорит о том, что у человека, скорее всего, проблемы не со вкусом, а с головой. Скажешь, творческие личности? Сам знаешь, сколько среди них людей со странностями (а другими словами — с диагнозами).

К тому же одно дело, если как новогодняя елка одевается модный художник, и другое, если такие наряды вдруг появляются в гардеробе твоего друга-программиста. Тут, возможно, речь идет о шизофрении, главные проявления которой — расщепление личности и постоянные попытки выделиться, выпендриться перед толпой.

При так называемой простой форме шизофрении галлюцинаций и бреда у человека еще нет. Но странные и нетипичные для большинства окружающих поступки в поведении взрослого человека, потеря прежних интересов или необычные для его возраста новые, бедная речь — достаточная примета того, что в голове пациента что-то происходит. Что именно? Разобраться должен врач. Шизофрения как самое распространенное психическое заболевание имеет кучу вариаций. «Если вовремя заметить недуг, его можно будет контролировать — и человек станет жить и работать практически так же, как здоровый», — уверен главврач «Новой клиники» Алексей Каротам.

Психиатры критичны: любишь выпить — с тобой не все в порядке. «За 15 лет практики я видел всего нескольких чистых алкоголиков, которые просто получали удовольствие от пьянства, — констатирует Алексей Каротам, главный врач психотерапевтического центра «Новая клиника». — Во всех остальных случаях оно было не причиной, а следствием других проблем — к примеру, неврозов, депрессий, фобий. Человек пытается снять внутреннее напряжение алкоголем, но в итоге только усугубляет проблему».

Можно заставить человека перестать пить, но от причины пьянства это не избавит. Это все равно что при холере пытаться лечить понос.

Еще хуже, если под градусом ты агрессивен и не можешь себя контролировать. За самоконтроль отвечают высшие отделы мозга, и они у тебя явно не в порядке.

Знакомый многим признак протекшей крыши — попытки человека все время ехать назло всем. 60 км/ч в левом ряду на МКАД и полное нежелание уступить дорогу — повод задуматься. Таким же поводом может быть напряженная поза за рулем, если, конечно, человек не только что получил права и такая посадка — не следствие неуверенности. «60% обращающихся ко мне новых больных постоянно за рулем, некоторые с галлюцинациями, — констатирует факт доктор Каротам. — Это страшно, но у нас контроля за психическим состоянием автолюбителей нет как такового. Все справки покупаются».

Все признаки налицо и на лице — это уже как раз про шизофрению. Человек только что был возбужден, но вот впал в ступор, его лицо не отражает эмоций и не реагирует на реплики собеседника, остается каменным — это громкий звоночек. Точно так же, как и монотонный голос, в котором нет интонаций, а только «бу-бу-бу». Люди-маски — явный знак того, что в голове у них разброд и шатание. Можешь поиграть в метро в игру — сколько масок в поезде. Часто можно увидеть несколько в одном вагоне.

Другой признак — выпученные глаза: если человек смотрит на тебя, будто у него базедова болезнь, значит, либо ты забыл утром надеть штаны, либо он забыл о душевном здоровье.

Шизофрения — наследственная болезнь, и ты, наверное, это знаешь. Потрудись нарисовать свое генеалогическое древо и проверить его на предмет гнилых веток: чем больше таких (даже если это не прямые родственники), тем выше шансы заболеть у тебя. Учти, бывают разные сроки течения болезни.

Есть ураганное течение, когда за несколько лет человек доходит до слабоумия. А бывает, человек не доберется до него за всю жизнь и лишь будет к старости все страннее и страннее. Родные станут списывать это на старческие причуды, на деле же у человека окажется прогрессирующая нелеченая болезнь. Заметь он ее раньше и получи лечение, жил бы и в старости в относительно трезвом уме и общем здоровье.

Если у тебя есть сумасшедшие родственники или предки, опасность съехать с катушек на фоне стресса, пьянства, переутомления и других перечисленных в этом тексте обстоятельств куда больше, чем у остальных. И не стоит утешать себя мыслью, что тебе уже за 30, а значит, шизофрения обошла тебя стороной. Вполне возможно, болезнь просто дремлет, и своим грубым обращением с психикой ты ее с большой долей вероятности разбудишь.

Немытые волосы, нестираная одежда, несвежий запах — больной человек перестает следить за собой, и это признак почти любого психического расстройства, хоть простой шизофрении, хоть депрессии, хоть невроза. Человек все дальше от реальности и принятых в ней норм.

Тревожный признак — если работа становится для тебя главным источником эмоций. Ты не можешь отделаться от мыслей о ней даже в выходные, а отдых воспринимаешь не как время на личную жизнь, а как безделье, стараясь и его занять рабочими делами. Вне работы тебе просто неуютно, ты мало с кем общаешься и все чаще прячешься в свое рабочее кресло от других сторон жизни. Это называется бегством от реальности. Работоголизм может служить и симптомом психических проблем, и причиной их дальнейшего развития.

Думаешь, зарплата, премия и высокое кресло будут тебе наградой? Возможно, но в итоге ты станешь еще одним нервным шефом, над причудами которого все смеются. А чего смеяться, если львиную долю нервов человек убил на пути к вершине и теперь ему не на совещания ходить надо, а на консилиум.

Трудоголический режим для любого человека — путь к развитию уже имеющихся нарушений психики. Трудоголик работает так, что организм начинает не справляться. Ему нужен отдых, но получить положительные эмоции без главного своего наркотика — работы — такой человек не может. При этом работать так же хорошо, как раньше, из-за утомления у него не выходит, и он старается это компенсировать, проводя на работе еще больше времени. Организм не справляется с нагрузкой, человек — с работой, его увольняют. Пациент лишается основной радости, при этом надо искать новую работу, а ни сил, ни нервов на это нет. Сбитый режим и излишняя нагрузка вызывают органические поражения мозга. «Высший пилотаж» трудоголика — синдром кароси, одержимость, приводящая к смерти от переутомления прямо на работе.

Философские труды в большом количестве загоняют в тупик, раскачивают психику и уж точно не помогают тебе оставаться в своем уме. Поэтому среди философов так много чудиков. Не стоит чрезмерно увлекаться такой литературой, если не хочешь, как Ницше, к концу жизни (раннему в его случае) окончательно утратить человеческий облик. Особенно вредно замыкаться в себе, ограничивая свою жизнь такими чтениями и размышлениями о сущности вещей. Передозировка философией называется, кстати, метафизической интоксикацией, и она так же вредна, как любая другая интоксикация.

Тут возможна обратная зависимость. Как философия может сводить с ума, так и философствование может быть признаком сумасшествия. Например, одна из разновидностей простой шизофрении — «философская»: человек постоянно скатывается на пространные, малопонятные рассуждения о смысле жизни и прочих бесплотных вещах. Он угрюм и нелюдим. Совет все тот же — провериться, пока болезнь не перешла в более сложную форму. Смысла пережидать приступ нет — шизофрения никогда не стоит на месте

Забыл утюг — вернулся домой. Утюг в порядке, но теперь надо посмотреть в зеркало, а потом пройти определенным «счастливым маршрутом», чтобы день задался, соблюсти еще пару ритуалов — и тогда все наладится.

Навязчивые состояния и ритуалы могут быть признаками разных психических заболеваний, но чаще всего — симптомом невроза. «Неврозы динамичны, они изменяются — такой человек в любом случае в итоге не выдержит и сломается, — уверен психиатр Каротам. — Не зря в СССР невротикам давали инвалидность — на пике болезни человек работать не сможет».

источник