Меню Рубрики

Опросник утомление монотония пресыщение стресс леоновой

Методика ДОРС А. Б. Леоновой и С. Б. Величковской – дифференцированная оценка состояний сниженной работоспособности. Методика является модифицированной версией немецкого теста BMSII Пласа и Рихтера,[11] используемого для оценки степени тяжести труда в разных видах профессиональной деятельности [3]. В прототипной версии методики ДОРС, созданной А. Б. Леоновой и С. Б. Величковской, ответы испытуемых оцениваются с помощью четырехбалльных шкал, выделяющих четыре степени выраженности симптомов следующих психических состояний:

• монотония – состояние сниженного сознательного контроля за исполнением деятельности, возникающее в ситуациях однообразной работы с частым повторением стереотипных действий и обедненной внешней средой, сопровождающееся переживанием скуки/ сонливости и доминирующей мотивацией к смене деятельности;

• психическое пресыщение – состояние непринятия слишком простой и субъективно неинтересной или малоосмысленной деятельности, которое проявляется в выраженном стремлении прекратить работу (отказ от деятельности) или внести разноообразие в заданный стереотип исполнения;

• напряженность/стресс – состояние повышенной мобилизации психологических и энергетических ресурсов, развивающееся в ответ на повышение сложности или субъективной значимости деятельности, с доминированием мотивации на преодоление затруднений, реализуемой как в продуктивной, так и в деструктивной форме (преобладание процессуальных мотивов – мотивов самосохранения или психологической защиты);

• утомление – состояние истощения и дискоординации в протекании основных реализующих деятельность процессов, развивающееся вследствие продолжительного и интенсивного воздействия рабочих нагрузок, с доминирующей мотивацией на завершение работы и отдых.

Согласно мнению авторов методики, палитра состояний сниженной работоспособности и результативности профессиональной деятельности весьма разнообразна, поэтому для обоснования коррекционно–восстановительных мероприятий требуется дифференцированная оценка данных состояний. Психические состояния рассматриваются А. Б. Леоновой как отражение того наличного потенциала внутренних ресурсов человека, который актуализируется или доступен для актуализации в процессе выполнения работы в текущей ситуации [2–4]. Специфику формирующегося психического состояния можно понять только на основе выявления реально действующих мотивов деятельности, которые проявляются в рефлексивных оценках наличествующей (реальной) ситуации и своего поведения с учетом их эмоциональной окраски.

А. Б. Леонова считает, что для полноценной диагностики стресс–синдромов как устойчивых неблагоприятных функциональных состояний важно дать не только дифференцированную оценку по каждому из них, но и определить выраженность их совместной динамики.

Такой многомерный «срез» позволяет определить наличие сдвигов в сторону изменения работоспособности, а также выявить критические составляющие в целостном стресс–синдроме [1].

Опросник ДОРС является оригинальным диагностическим инструментом, поскольку он предназначен для индивидуальной диагностики состояния субъекта, а не косвенной оценки рабочих нагрузок по групповым данным.

Дифференцированная оценка состояний сниженной работоспособности

Инструкция:вам предлагается ряд высказываний, характеризующих чувства и ощущения, которые могут возникнуть у вас в процессе работы. Прочитайте, пожалуйста, внимательно каждое из них и оцените, насколько оно соответствует вашим обычным переживаниям во время рабочего дня.

Обработка и интерпретация результатов.Для оценки каждого состояния суммируются баллы в соответствии с формулой подсчета. Далее они сопоставляются с тестовыми нормами [3].

Формулы подсчета основных показателей

источник

Опросник «Утомление – Монотония – Пресыщение – Стресс»

Опросник «Утомление – монотония – пресыщение – стресс» представ-

ляет собой адаптированную А. Б. Леоновой версию немецкого 5опросника

BMS II. Опросник предназначен для оценки выраженности вышеперечислен-

ных компонентов актуального функционального состояния. Он состоит из

сорока утверждений, которые необходимо оценить по 4-балльной шкале:

«почти никогда» – 1 балл, «часто» – 2 балла, «иногда» – 3 балла, «почти все-

гда» – 4 балла. Обработка заключается в расчете коэффициентов утомления,

монотонии, пресыщения и стресса в соответствии с ключами, а также в по-

строении профиля из 4-х оценок текущего состояния. Если значение коэффи-

циента менее 18 баллов – то исследуемый компонент не выражен, от 18 до 29

баллов – выражен, более 30 баллов – сильная степень выраженности.

Опросник «Утомление – монотония – пресыщение – стресс» предназначен

для индивидуального или группового использования.

Состояния, исследуемые с помощью опросника «УМПС», определяют-

Утомление – функциональное состояние организма, сопровождающее-

ся чувством усталости, снижением работоспособности, вызванное интенсив-

ной или длительной деятельностью, выражающееся в ухудшении показате-

лей деятельности и прекращающееся после отдыха.

Монотония – функциональное состояние человека, возникающее при

однообразной работе. Характеризуется снижением тонуса и восприимчиво-

сти, ослаблением сознательного контроля, ухудшением внимания и памяти,

стереотипизацией действий, появлением ощущений скуки и потерей интере-

са к работе. Продуктивность деятельности может лишь на некоторое время

восстановиться за счет включения особых волевых усилий. В ответ на моно-

тонные условия работы могут развиваться и явления психического пресыще-

Психическое пресыщение – психическое состояние, вызванное однооб-

разной, лишенной смысла деятельностью. Признаком наступления пресыще-

ния выступает потеря интереса к работе и неосознанное стремление к варьи-

рованию способов исполнения. Раннее наступление психического пресыще-

ния может рассматриваться в качестве симптома психического заболевания и

Стресс – это функциональное состояние организма, возникающее в ре-

зультате отрицательного внешнего воздействия на его психические функции,

нервные процессы или деятельность периферических органов.

Ключи для обработки методики:

Кут = (Сумма (9, 11, 12, 21, 32) – Сумма (2, 10, 14, 27, 28)) + 25

Км = (Сумма (5, 6, 16, 23, 24, 33, 35) – Сумма (3, 25, 30)) + 15

Кпрес = (Сумма (4, 15, 19, 36, 39) – Сумма (1, 17, 20, 26)) + 20

Кстр = (Сумма (7, 18, 22, 31, 34, 37, 40) – Сумма (8, 29, 38)) + 15

Где Кут – коэффициент утомления, Км – монотонии, Кпрес – пресыщения, Кстр –

Инструкция: Вам предлагается ряд высказываний, характеризующих чувства

и ощущения, которые могут возникнуть у Вас во время работы (учебы). Про-

читайте, пожалуйста, внимательно каждое из них и оцените, насколько оно

соответствует Вашим переживаниям во время рабочего (учебного) дня.

Для оценки используйте 4-балльную шкалу:

1 – почти никогда, 2 – иногда, 3 – часто, 4 – почти всегда

Утверждения Почти Иногда Часто Почти

1. Работа доставляет мне удовольствие 1 2 3 4

2. Я с легкостью могу полностью сконцентри- 1 2 3 4

3. Работа не кажется мне тупой или слишком 1 2 3 4

4. Я работаю почти с отвращением 1 2 3 4

5. Я чувствую себя неповоротливым и сонным 1 2 3 4

6. Хотелось бы, чтобы в моей работе было по- 1 2 3 4

больше разнообразных заданий

7. У меня возникает чувство неуверенности при 1 2 3 4

8. На возникающие помехи и неполадки в рабо- 1 2 3 4

те я реагирую спокойно и собранно

9. Чтобы справляться с выполнением рабочих 1 2 3 4

заданий, мне приходится затрачивать гораздо

10. Моя работа «идет» без особого напряжения 1 2 3 4

11. Я теряю общий контроль над рабочей си- 1 2 3 4

12. Я чувствую себя утомленным 1 2 3 4

13. Я продолжаю работать и дальше, но без 1 2 3 4

14. Все, что происходит на моем рабочем мес- 1 2 3 4

те, я могу контролировать без всякого на-

15. Я работаю с неохотой 1 2 3 4

16. Я пытаюсь изменить деятельность или от- 1 2 3 4

влечься, чтобы преодолеть чувство устало-

17. Я нахожу свою работу достаточно прият- 1 2 3 4

18. Бывает, что в некоторых рабочих ситуаци- 1 2 3 4

19. На работе я вялый и безрадостный 1 2 3 4

20. Работа не очень тяготит меня 1 2 3 4

21. Мне приходится заставлять себя работать 1 2 3 4

22. Мне приходится мгновенно собираться и 1 2 3 4

принимать решения, чтобы предотвратить

возможные неполадки и сбои в работе

много подвигаться и размяться

24. Я на грани того, чтобы заснуть прямо за 1 2 3 4

25. Моя работа полна разнообразных заданий 1 2 3 4

26. Я охотно выполняю свою работу 1 2 3 4

27. Мне кажется, что я могу легко справиться 1 2 3 4

с любыми поставленными передо мной ра-

28. Я собран и полностью включен в выполне- 1 2 3 4

ние любого ставящегося передо мной рабо-

29. Я могу без труда принять все необходимые 1 2 3 4

меры для преодоления сложных ситуаций

30. Время за работой пролетает незаметно 1 2 3 4

31. Я уже привык к тому, что в моей работе в 1 2 3 4

любой момент может случиться что-либо

32. Я реагирую на происходящее недостаточно 1 2 3 4

33. Я ловлю себя на ощущении, что время как 1 2 3 4

34. Мне становится не по себе при любом не- 1 2 3 4

значительном сбое или помехе в работе

35. Моя работа слишком однообразна, и я был 1 2 3 4

бы рад любому изменению в течении рабо-

36. Я сыт по горло этой работой 1 2 3 4

37. Я чувствую себя измученным и совершен- 1 2 3 4

38. Мне не трудно самостоятельно принять 1 2 3 4

любое решение, касающееся выполнения

39. В последнее время работа не приносит мне 1 2 3 4

и половину обычного удовольствия

40. Я чувствую нервозность и повышенную 1 2 3 4

источник

Формулы подсчета основных показателей

Дифференцированная оценка состояний сниженной работоспособности

Опросник ДОРС

(утомление–монотония–пресыщение–стресс)

Инструкция:вам предлагается ряд высказываний, характеризующих чувства и ощущения, которые могут возникнуть у вас в процессе работы. Прочитайте, пожалуйста, внимательно каждое из них и оцените, насколько оно соответствует вашим обычным переживаниям во время рабочего дня.

Обработка и интерпретация результатов.Для оценки каждого состояния суммируются баллы в соответствии с формулой подсчета. Далее они сопоставляются с тестовыми нормами [3].

Список литературы

По теме «Синдром выгорания в аспекте профессионального стресса»

1. Безносов С. П.Профессиональная деформация личности. – СПб.: Речь, 2004.

2. Бойко В. В.Синдром «эмоционального выгорания» в профессиональном общении. – СПб., 1999.

3. Величковская С. Б.Зависимость возникновения и развития стресса от факторов профессиональной деятельности педагогов: Авто–реф. дисс. … канд. псих. наук. – М., 2007.

4. Виданова Ю. И.Психическое выгорание в процессе профессионализации административных работников // Вестник СПБГУ. Серия «Психология». – СПб., 2007.

5. Водопьянова Н. Е., Старченкова Е. С.Синдром выгорания: диагностика и профилактика. – М., СПб., 2005.

6. Гринберг Дж.Управление стрессом. 7–е изд. – СПб.: Питер, 2004.

7. Гришина Н. В.Помогающие отношения: профессиональные и экзистенциональные проблемы // Психологические проблемы самореализации личности / Под ред. А. А. Крылова, Л. А. Коростылевой. – СПб.: СПбГУ, 1997.

8. Дикая Л. Г.Особенности регуляции функционального состояния оператора в процессе адаптации к особым условиям // Психологические проблемы деятельности в особых условиях / Под ред. Б. Ф. Ломова и Ю. М. Забродина. – М.: Наука, 1986.

9. Дикая Л. Г.Психическая саморегуляция функционального состояния человека. – М.: Институт психологии РАН, 2003.

10. Зеер Э. Ф.Психология профессий: Учебное пособие. – Екатеринбург: УГППУ, 1997.

11. Куликов Л. В.Психологическая устойчивость личности (Глава 5) // Психология здоровья: Учебник для вузов / Под ред. Г. С. Никифорова. – СПб.: Питер, 2003. С. 104–126.

12. Куликов Л. В.Стресс и стрессоустойчивость личности // Теоретические и прикладные вопросы психологии. Вып. 1. Ч. 1 / Под ред. А. А. Крылова. – СПб., 1995.

13. Леонова А. Б.Комплексная методология анализа профессионального стресса: от диагностики к профилактике и коррекции // Психологический журнал. 2004. № 2. С. 75–85.

14. Леонова А. Б.Основные подходы к изучению профессионального стресса // Вестник МГУ. Серия 14. Психология. 2000. № 3. С. 421.

15. Леонова А. Б.Психологическая саморегуляция и профилактика неблагоприятных функциональных состояний // Психологический журнал. 1988. Т. 10. № 3. С. 43–52.

16. Леонова А. Б.Психодиагностика функциональных состояний. – М.: МГУ, 1984.

17. Леонова А. Б., Величковская С. Б.Дифференциальная диагностика состояний сниженной работоспособности. Психология психических состояний / Под ред. А. О. Прохорова. Вып. 4. – Казань, 2002. С. 326–344.

18. Леонова А. Б., Величковская С. Б.Субъективный образ профессиональной среды как регулятор развития стресса. Тезисы 2–й Российской конференции по экологической психологии. – М.: Психологический институт РАО, 2000. С. 228–229.

19. Леонова А. Б., Качина А. А.Особенности синдрома профессионального стресса у менеджеров разного должностного статуса // Психология психических состояний. Вып. 6. – Казань: КГУ, 2006. С. 250–273.

20. Леонова А. Б., Кузнецова А. С.Психопрофилактика стрессов. – М.: МГУ, 1993.

21. Леонова А.Б., Медведев В. И.Функциональные состояния человека в трудовой деятельности. – М.: МГУ, 1981.

22. Мальцева Н. В.Проявления синдрома психического выгорания в процессе профессионализации учителя в зависимости от возраста и стажа работы: Автореф. дисс. … канд. псих. наук. – Екатеринбург, 2005.

23. Маркова А. К.Психология профессионализма. – М.: Знание, 1996.

24. Мясищев В. Н.Работоспособность и болезни личности // Советская невропатология, психиатрия и психогигиена. 1935. Т. IV. № 9–10.

25. Орел В. Е.Синдром психического выгорания личности. – М., 2005.

26. Орел В. Е.Структурно–функциональная организация и генезис психического выгорания: Автореф. дисс. … докт. псих. наук. – Ярославль, 2005.

27. Орел В. Е.Феномен выгорания в зарубежной психологии: эмпирические исследования и перспективы // Психологический журнал. 2001. № 1.

28. Орел В. Е., Картавая Е. С.Синдром психического выгорания к континууме психических состояний: сравнительный анализ // Психология психических состояний / Под ред. А. О. Прохорова. Вып. 6. – Казань, 2006. С. 318–337.

29. Практикум по психологии менеджмента и профессиональной деятельности / Под ред. Г. С. Никифорова, М. А. Дмитриевой, В. М. Снеткова. – СПб.: Речь, 2001.

30. Прохоров А. О.Психология неравновесных состояний. – М., 1998.

31. Рукавишников А. А.Опросник психологического выгорания для учителей: Руководство. – Ярославль: НПЦ «Психодиагностика»,

32. Скугаревская М. М.Синдром эмоционального выгорания у работников сферы психического здоровья: Автореф. дисс. … канд. псих. наук. – Минск, 2003.

33. Старченкова Е. С.Психологические факторы профессионального выгорания (на примере деятельности торгового агента):Авто–реф. дисс. … канд. псих. наук. – СПб., 2002.

34. Толочек В. А.Организационная психология и стили профессиональной деятельности государственных служащих. – М., 2003.

35. Толочек В. А.Современная психология труда. – СПб.: Питер, 2006.

36. Форманюк Т. В.Синдром «эмоционального сгорания» учителя // Вопросы психологии. 1994. № 6.

37. Burisch M.Das Burnout – Syndrom. Theorie der inneren Erschoep–fung. – Springer, 1989.

38. Cordes C.L., Dougherty T. W.A review and an integration of research on job burnout // Academy of Management Review. Vol. 18. Issue 4. 1993.

39. Dierendonck D. V., Schaufeli W. B., Sixma H.J.Burnout among general practitioners: a perspective from equity theory //Journal of social and clinical psychology.Vol. 13 (1), 1994.

40. Enzmann D., Kleiber D.Stress and Burnout in Psycho–social Professions. Heidelberg: Asanger. 1989.

41. Enzmann D., Schaufeli W. B., Janssen P., Rozeman A.Dimensionality and validity of the Burnout Measure // Journal of Occupational and Organizational Psychology.Vol. 71, Issue 4, 1998.

42. Firth G. H., Mims A.Burnout among special education parapro–fessionals // Teaching Exceptional Childre. Vol. 17. 1985.

43. GrunfeldE., Whelan T. J., ZitzelsbergerL.Cancer care workers in Ontario: prevalence of burnout, job stress and job satisfaction // Canadian Medical Association Journal.Vol. 163. Issue 2. 2000.

44. Hobfoll St. E.Stress, Culture and Community. N.Y., 1998.

45. Iwanicki E. E., Schwab R. L.A cross validation study of the Maslach Burnout Inventory // Educational and Psychological Measurement. Vol. 41. 1981.

46. Maslach C. Burnout.The Cost of Caring. Englewood Cliffs, NJ: Prentice–Hall. 1982.

47. Maslach C., Jackson S. E.The Maslach–Burnout–Inventory. Palo Alto, CA: Consulting Psychologists Press, 1986.

48. Perlman B., Hartman E. A.Burnout: Summary and Future and Research // Human relations. 1982. Vol. 35 (4).

49. Pines A. M., Aronson E.Career Burnout: Causes and Cures. New York: Free Press, 1988.

50. Pines A. M., Aronson E.,and Kafry D.Burnout. From Tedium to Personal Growth. New York: Free Press, 1981.

51. Poulin J., Walter C.Social worker burnout: A longitudinal study // Social Work Research and Abstracts. Vol. 29. Issue 4. 1993.

52. Schaufeli W. B., Leiter M. P., Maslach C., Jackson S. E.MBI–General Survey // In C. Maslach, S. E. Jackson, and M. P. Leiter (Eds.), Maslach Burnout Inventory manual (3rd ed.). Palo Alto, CA: Consulting 53. Pyschologists Press. 1996.

53. Schaufeli W.B., Dierendonck D. V.The construct validity of two burnout measures // Journal of organizational behavior.Vol. 14. 1993.

54. Schutte N., Toppinen S., Kalimo R., Schaufeli W.The factorial validity of the Maslach Burnout Inventory–General Survey (MBI–GS) across occupational groups and nations //Journal of Occupational and Organizational Psychology.Vol. 73. Issue 1. 2000.

55. Shirom A.Burnout in work organizations // Cooper C. L., Robertston I. International Review of Induatrial and Organizational Psychology.

56. Rowe M. M.Hardiness as a stress mediating factor of burnout among healthcare providers // American Journal of Health Studies.Vol. 14, Issue 1. 1998.

По теме «Синдром одиночества в аспекте экзистенциального стресса»

1. Аргайл М.Психология счастья. – М., 1990.

2. Бурлачук Л. Ф., Коржова Е. Ю.Психология жизненных ситуаций. – М., 1998.

3. Водопьянова Н. Е.Профессиональное выгорание и ресурсы его преодоления // Психология здоровья / Под ред. Г. С. Никифорова. – СПб., 2003.

4. Корчагина С. Г.Генезис, виды и проявления одиночества. Монография. – М. 2005. С. 193.

5. Куликов Л. В.Здоровье и субъективное благополучие личности// Психология здоровья / Под ред. Г. С. Никифорова. – СПб., 2000.

6. Курбатова Т. Н., Мухиярова Е. Н.Самореализация и переживание одиночества // Психологичекие проблемы самореализации личности / Под ред. Л. А. Коростылевой. Вып. 7. – СПб.: СПбГУ, 2003. С. 145–158.

7. Лабиринты одиночества. – М., 1989.

8. Психологические проблемы самореализации личности / Под ред. А. А. Крылова, Л. А. Коростылевой. – СПб., 1997.

9. Пауэлл Дж.Полнота человеческой жизни. – М., 1991.

10. Прохоров А. О.Методики диагностики и измерения психических состояний личности. – М., 2004. С. 58.

11. Психологические проблемы самореализации личности / Под ред. А. А. Крылова, Л. А. Коростылевой. – СПб.: СПбУ, 1997.

12. Сейденберг Р.Одинокий брак в корпоративной Америке / Лабиринты одиночества: Пер. с англ. / Сост., общ. ред. и предисл. Н. Е. Покровского. – М.: Прогресс, 1989. С. 411–413.

13. Франкл В.Человек в поисках смысла. – М., 1990.

14. Элиот Р. С.Мы побеждаем стресс. – М., 1996

15. Bowlby J.Attachment and loss. Vol. 2.: Separation Anxiety and Anger. – N. Y.: Norton, 1973.

16. Johnson T. B.An Examination of Some Relationships Between Anomia and Selected Personality and Sociological Correlates in a Sample of High School Dropouts. Unpublished Doctoral Dissertation. – University of California Berkeley, 1969.

17. Sadler W. A.Creative existance: Play as a pathway to personal freedom and community. Humanitas, 1969.

Читайте также:  Умственная деятельность и утомление детей

18. Weiss R. S.Loneliness: The Experience of Emotional and Social Isolation. Cambridge MIT Press, 1973.

По теме «Тайм–синдром как последствие информационного стресса в профессиональной деятельности»

1. Ананьев Б. Г.О проблемах современного человекознания. – М.: Наука, 1977.

2. Багрова Н. Д.Фактор времени в восприятии человеком. – Л.: Наука, 1980. – 95 с.

3. Берд П.Тайм–менеджмент: Планирование и контроль времени. – М.: ФАИР–ПРЕСС, 2001.

4. Бодров В. А.Информационный стресс. – М., 2000.

5. Бодров В. А.Психологический стресс: развитие учения и современное состояние проблемы. – М., 1995.

6. Головаха Е., Кроник А.Психологическое время личности. – Киев: Наукова думка, 1984.

7. ГоловахаЕ., Кроник А.Психологическое время: удивительные свойства сжиматься и прерываться // Популярная психология. Хрестоматия. – М.: Просвещение, 1990. С. 19–21.

8. Друкер П.Эффективный управляющий: http://www.ek–lit.agava.ru/drucsod.htm

9. Жане П.Эволюция памяти и понятие времени // Хрестоматия по общей психологии: Психология памяти. – М.: МГУ, 1979. С. 85–92.

10. Зайверт Л.Ваше время – в ваших руках. – М., 1995.

11. Захаренко Г.Тайм–менеджмент. – СПб.: Питер, 2004.

12. Калинин С. И.Тайм–менеджмент. – СПб.: Речь, 2006.

13. Коддлер И.Успешная организация вашего времени. – М., 2003.

14. Левин К.Определение понятия «поле в данный момент» // Хрестоматия по истории психологии: Период открытого кризиса. Начало 1910–х – середина 1930–х гг. – М.: МГУ, 1980. С. 131–145.

15. Леонова А. Б.Основные подходы к изучению профессионального стресса // Вестник МГУ. Серия 14. Психология. 2000. № 3. С. 4–21.

16. ЛисенковаВ. П.Об индивидуально–типических особенностях оценки отмеривания и воспроизведения времени человеком // Вопросы философии и психологии, 1968. Вып. II. С. 139–144.

17. Рубинштейн С. Л.Основы общей психологии. – СПб.: Питер, 2002. – 720 с.

18. Фресс П.Восприятие и оценка времени // Фресс П., Пиаже Ж. Экспериментальная психология. – М.: Прогресс, 1978. Вып. 6. С. 88–135.

19. Широкая М. Ю.Точность восприятия времени как показатель эффективности профессиональной деятельности операторов // Вестник Московского университета. Серия «Психология». 2000. № 3. С. 74–82.

По теме «Дифференциальная диагностика состояний сниженной работоспособности»

1. Леонова А. Б.Основные подходы к изучению профессионального стресса // Вестник МГУ. Серия 14. Психология. 2000. № 3. С 4–21.

2. Леонова А. Б., Величковская С. Б.Дифференциальная диагностика состояний сниженной работоспособности // Психология психических состояний / Под ред. А. О. Прохорова. Вып. 6. – Казань, 2006.

3. Леонова А.Б., Величковская С. Б.Субъективный образ профессиональной среды как регулятор развития стресса. Тезисы 2–й Российской конференции по экологической психологии. – М.: Психологический институт РАО, 2000. С. 228–229.

4. Леонова А.Б., Капица М. С.Методы субъективной оценки функциональных состояний человека // Практикум по инженерной психологии и эргономике / Под ред. Ю. К. Стрелкова. – М.: Изд–во «Академия», 2003.

Дата добавления: 2014-12-10 ; Просмотров: 4045 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

источник

Описание методики.Методика позволяет выявить особенности переживания стресса: степень самоконтроля и эмоциональной

лабильности в стрессовых условиях. Методика предназначена для людей старше 18 лет без ограничений по образовательным, социальным и профессиональным признакам.

Инструкция:«Обведите кружком номера тех вопросов, на которые вы отвечаете положительно».

Я всегда стремлюсь делать работу до конца, но часто не успеваю и вынужден наверстывать упущенное.

Когда я смотрю на себя в зеркало, я замечаю следы усталости и переутомления на своем лице.

На работе и дома сплошные неприятности.

Я упорно борюсь со своими вредными привычками, но у меня не получается.

Мне часто необходимы алкоголь, сигарета или снотворное, чтобы расслабиться после напряженного дня.

Вокруг происходят такие перемены, что голова идет кругом. Хорошо бы, если бы все не так стремительно менялось.

Я люблю семью и друзей, но часто вместе с ними я чувствую скуку и пустоту.

В жизни я ничего не достиг и часто испытываю разочарование в самом себе.

Обработка результатов Подсчитываете количество положительных ответов по всем 9 вопросам. Каждому ответу «да» присваивается 1 балл (ответ «нет» оценивается в 0 баллов).

Результат 4 балла— означает высокий уровень регуляции в стрессовых ситуациях;5-7 баллов—умеренный уровень;8-9баллов — слабый уровень.

Интерпретация результатов Высокий уровень регуляции в стрессовых ситуациях.Человек ведет себя в стрессовой ситуации довольно сдержанно и умеет регулировать свои собственные эмоций. Как правило, такие люди не склонны раздражаться и винить других и себя в происходящих событиях.

Умеренный уровень регуляции в стрессовых ситуациях.Человек не всегда правильно и адекватно ведет себя в стрессовой ситуации. Иногда он умеет сохранять самообладание, но бывают также случаи, когда незначительные события нарушают эмоциональное равновесие (человек «выходит из себя»).

Слабый уровень регуляции в стрессовых ситуациях.Такие люди характеризуются высокой степенью переутомления и истощения. Они часто теряют самоконтроль в стрессовой ситуации и не умеют владеть собой. Таким людям важно развивать навыки саморегуляции в стрессе.

Тестирование может проводиться с помощью специальных карточек, которые откладываются в стопку «согласия» или «несогласия», но проще писать ответы «да» или «нет». Регистрационный бланк и желательные ответы на вопросы представлены в таблице.

Опросник, определяющий склонность к развитию стресса

Обычно я спокоен и вывести меня из этого состояния нелегко

Мои нервы расстроены не более, чем у других людей

У меня редко бывают запоры

У меня редко бывают головные боли

Я почти всегда чувствую себя счастливым

Я практически никогда не краснею

Я краснею не чаще, чем другие

Я редко ощущаю сильное сердцебиение

Обычно мои руки теплые (не очень боятся холода)

Я застенчив не более, чем другие

Мне не хватает чувства уверенности в своих силах

Порою мне кажется, что я ни на что не годен

Бывают периоды беспокойства, не могу усидеть на месте

Меня часто беспокоит желудок

Не хватит духа вынести предстоящие трудности

Хочется быть счастливым, как другие

Кажется, передо мной трудности, которые мне не преодолеть

Когда волнуюсь, дрожат руки

У меня беспокойный сон, часто просыпаюсь

Меня часто тревожат возможные неудачи

Иногда испытываю страх, когда опасности нет

Мне трудно сосредоточиться на задании

Простую работу делаю часто с напряжением

Я легко прихожу в замешательство

Почти все время испытываю неясную тревогу

Я склонен принимать всерьез даже пустяки

Я часто переживаю и плачу

У меня бывают приступы тошноты и рвоты

Расстройство желудка у меня почти каждый месяц

Я боюсь, что при волнении сильно покраснею

Мне обычно трудно сосредоточиться на чем-то важном

Меня постоянно беспокоит желание улучшить свое материальное положение, хотя оно не хуже других

Нередко думаю, о чем не хотел бы поделиться с другими, стыдно

Иногда из-за переживаний теряю сон

Когда волнуюсь, иногда сильно потею

Я иногда сильно потею, даже в холодные дни

Временами из-за волнения никак не могу заснуть

Я человек легко возбудимый

Иногда чувствую себя бесполезным человеком

Нередко из-за волнения могу легко выйти из себя

Я часто ощущаю смутную тревогу

Я чувствительнее многих своих товарищей

Почти все время испытываю чувство голода

Часто кажется, что меня преследуют болезни

Часто кажется, что за мной кто-то наблюдает

Ожидание всегда меня нервирует

Подсчитывается общее количество ответов «нет» на вопросы

1,2,3,4,5,6,7, 8,9,10,11, 12 и 13 и ответы «да» на все остальные вопросы, которые характеризуют уровень тревоги и вероятность развития эмоционального стресса. При 40-50 таких ответах вероятностно прогнозируется развитие дистресса. При определении их не более 5—15 можно предполагать низкий уровень тревоги и высокую стрессоустойчивость. Для прогноза эустресса рассматривается

количественная сторона утверждений до 25 баллов.

Опросник «Утомление — Монотония — Пресыщение — Стресс» 22

Опросник «Утомление — монотония — пресыщение — стресс» представляет собой адаптированную А. Б. Леоновой версию немецкого опросника BMS II. Опросник предназначен для оценки выраженности вышеперечисленных компонентов актуального функционального состояния. Он состоит из сорока утверждений, которые необходимо оценить по 4-балльной шкале: «почти никогда» — 1 балл, «часто» — 2 балла, «иногда» — 3 балла, «почти всегда» — 4 балла. Обработка заключается в расчете коэффициентов утомления, монотонии, пресыщения и стресса в соответствии с ключами, а также в построении профиля из 4-х оценок текущего состояния. Если значение

коэффициента менее 18 баллов — то исследуемый компонент не выражен, от 18 до 29 баллов — выражен, более 30 баллов — сильная степень выраженности. Опросник «Утомление — монотония пресыщение — стресс» предназначен для индивидуального или группового использования. Состояния, исследуемые с помощью опросника «УМПС», определяются как:

Утомление —функциональное состояние организма, сопровождающееся чувством усталости, снижением работоспособности, вызванное интенсивной или длительной деятельностью, выражающееся в ухудшении показателей деятельности и прекращающееся после отдыха.

Монотония —функциональное состояние человека, возникающее при однообразной работе. Характеризуется снижением тонуса и восприимчивости, ослаблением сознательного контроля, ухудшением внимания и памяти, стереотипизацией действий, появлением ощущений скуки и потерей интереса к работе. Продуктивность деятельности может лишь на некоторое время восстановиться за счет включения особых волевых усилий. В ответ на монотонные условия работы могут развиваться и явления психического пресыщения.

Психическое пресыщение —психическое состояние, вызванное однообразной, лишенной смысла деятельностью. Признаком наступления пресыщения выступает потеря интереса к работе и неосознанное стремление к варьированию способов исполнения. Раннее наступление психического пресыщения может рассматриваться в качестве симптома психического заболевания и невроза.

Стресс —это функциональное состояние организма, возникающее в результате отрицательного внешнего воздействия на его психические функции, нервные процессы или деятельность периферических органов.Ключидля обработки методики:

Кут = (Сумма (9, 11, 12, 21, 32) — Сумма (2, 10, 14, 27, 28)) + 25Км = (Сумма (5, 6, 16, 23, 24, 33, 35) — Сумма (3, 25, 30)) + 15Кпрес = (Сумма (4, 15, 19, 36, 39) — Сумма (1, 17, 20, 26)) + 20Кстр = (Сумма (7, 18, 22, 31, 34, 37, 40) — Сумма (8, 29, 38)) + 15 Где Кут — коэффициент утомления, Км — монотонии, Кпрес — пресыщения, Кстр — стресса.

Инструкция: Вам предлагается ряд высказываний,

характеризующих чувства и ощущения, которые могут возникнуть у Вас во время работы (учебы). Прочитайте, пожалуйста, внимательно каждое из них и оцените, насколько оно соответствует Вашим переживаниям во время рабочего (учебного) дня. Для оценки используйте 4-балльную шкалу: 1 — почти никогда, 2 — иногда, 3 — часто, 4 — почти всегда

Работа доставляет мне удовольствие

Я с легкостью могу полностью сконцентрироваться на работе

Работа не кажется мне тупой или слишком однообразной

Я работаю почти с отвращением

Я чувствую себя неповоротливым и сонным

Хотелось бы, чтобы в моей работе было побольше разнообразных заданий

У меня возникает чувство неуверенности при выполнении работы

На возникающие помехи и неполадки в работе я реагирую спокойно и собранно

Чтобы справляться с выполнением рабочих заданий, мне приходится затрачивать гораздо больше усилий, чем обычно

Моя работа «идет» без особого напряжения

Я теряю общий контроль над рабочей ситуацией

Я чувствую себя утомленным

Я продолжаю работать и дальше, но без всякого интереса

Все, что происходит на моем рабочем месте, я могу контролировать без всякого напряжения

Я пытаюсь изменить деятельность или отвлечься, чтобы преодолеть чувство усталости

Я нахожу свою работу достаточно приятной и интересной

Бывает, что в некоторых рабочих ситуациях я испытываю страх

На работе я вялый и безрадостный

Работа не очень тяготит меня

Мне приходится заставлять себя работать

Мне приходится мгновенно собираться и принимать решения, чтобы предотвратить возможные неполадки и сбои в работе

Во время работы мне хочется встать, не много подвигаться и размяться

Я на грани того, чтобы заснуть прямо за работой

Моя работа полна разнообразных заданий

Я охотно выполняю свою работу

Мне кажется, что я могу легко справиться с любыми поставленными передо мной рабочими задачами

Я собран и полностью включен в выполнение любого ставящегося передо мной рабочего задания

Я могу без труда принять все необходимые меры для преодоления сложных ситуаций

Время за работой пролетает незаметно

Я уже привык к тому, что в моей работе в любой момент может случиться что-либо непредвиденное

Я реагирую на происходящее недостаточно быстро

Я ловлю себя на ощущении, что время как бы остановилось

Мне становится не по себе при любом незначительном сбое или помехе в работе

Моя работа слишком однообразна, и я был бы рад любому изменению в течении рабочего дня

Я сыт по горло этой работой

Я чувствую себя измученным и совершенно разбитым

Мне не трудно самостоятельно принять любое решение, касающееся выполнения моей работы

В последнее время работа не приносит мне и половину обычного удовольствия

Я чувствую нервозность и повышенную раздражительность

ДИАГНОСТИКА СТРЕССОУСТОЙЧИВОСТИ и ИНДИВИДУАЛЬНО — ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ, ВЛИЯЮЩИХ НА ПРЕДРАСПОЛОЖЕННОСТЬ К СТРЕССУ

источник

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО «ЛитРес» (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Текущая страница: 13 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

5.5. Дифференциальная диагностика состояний сниженной работоспособности (ДОРС)

Методика ДОРС А. Б. Леоновой и С. Б. Величковской – дифференцированная оценка состояний сниженной работоспособности. Методика является модифицированной версией немецкого теста BMSII Пласа и Рихтера, [11] используемого для оценки степени тяжести труда в разных видах профессиональной деятельности [3]. В прототипной версии методики ДОРС, созданной А. Б. Леоновой и С. Б. Величковской, ответы испытуемых оцениваются с помощью четырехбалльных шкал, выделяющих четыре степени выраженности симптомов следующих психических состояний:

• монотония – состояние сниженного сознательного контроля за исполнением деятельности, возникающее в ситуациях однообразной работы с частым повторением стереотипных действий и обедненной внешней средой, сопровождающееся переживанием скуки/ сонливости и доминирующей мотивацией к смене деятельности;

• психическое пресыщение – состояние непринятия слишком простой и субъективно неинтересной или малоосмысленной деятельности, которое проявляется в выраженном стремлении прекратить работу (отказ от деятельности) или внести разноообразие в заданный стереотип исполнения;

• напряженность/стресс – состояние повышенной мобилизации психологических и энергетических ресурсов, развивающееся в ответ на повышение сложности или субъективной значимости деятельности, с доминированием мотивации на преодоление затруднений, реализуемой как в продуктивной, так и в деструктивной форме (преобладание процессуальных мотивов – мотивов самосохранения или психологической защиты);

• утомление – состояние истощения и дискоординации в протекании основных реализующих деятельность процессов, развивающееся вследствие продолжительного и интенсивного воздействия рабочих нагрузок, с доминирующей мотивацией на завершение работы и отдых.

Согласно мнению авторов методики, палитра состояний сниженной работоспособности и результативности профессиональной деятельности весьма разнообразна, поэтому для обоснования коррекционно–восстановительных мероприятий требуется дифференцированная оценка данных состояний. Психические состояния рассматриваются А. Б. Леоновой как отражение того наличного потенциала внутренних ресурсов человека, который актуализируется или доступен для актуализации в процессе выполнения работы в текущей ситуации [2–4]. Специфику формирующегося психического состояния можно понять только на основе выявления реально действующих мотивов деятельности, которые проявляются в рефлексивных оценках наличествующей (реальной) ситуации и своего поведения с учетом их эмоциональной окраски.

А. Б. Леонова считает, что для полноценной диагностики стресс–синдромов как устойчивых неблагоприятных функциональных состояний важно дать не только дифференцированную оценку по каждому из них, но и определить выраженность их совместной динамики.

Такой многомерный «срез» позволяет определить наличие сдвигов в сторону изменения работоспособности, а также выявить критические составляющие в целостном стресс–синдроме [1].

Опросник ДОРС является оригинальным диагностическим инструментом, поскольку он предназначен для индивидуальной диагностики состояния субъекта, а не косвенной оценки рабочих нагрузок по групповым данным.

Дифференцированная оценка состояний сниженной работоспособности

Инструкция: вам предлагается ряд высказываний, характеризующих чувства и ощущения, которые могут возникнуть у вас в процессе работы. Прочитайте, пожалуйста, внимательно каждое из них и оцените, насколько оно соответствует вашим обычным переживаниям во время рабочего дня.

Обработка и интерпретация результатов. Для оценки каждого состояния суммируются баллы в соответствии с формулой подсчета. Далее они сопоставляются с тестовыми нормами [3].

Формулы подсчета основных показателей

Тестовые нормы для опросника ДОРС

По теме «Синдром выгорания в аспекте профессионального стресса»

1. Безносов С. П. Профессиональная деформация личности. – СПб.: Речь, 2004.

2. Бойко В. В. Синдром «эмоционального выгорания» в профессиональном общении. – СПб., 1999.

3. Величковская С. Б. Зависимость возникновения и развития стресса от факторов профессиональной деятельности педагогов: Авто–реф. дисс. … канд. псих. наук. – М., 2007.

4. Виданова Ю. И. Психическое выгорание в процессе профессионализации административных работников // Вестник СПБГУ. Серия «Психология». – СПб., 2007.

5. Водопьянова Н. Е., Старченкова Е. С. Синдром выгорания: диагностика и профилактика. – М., СПб., 2005.

6. Гринберг Дж. Управление стрессом. 7–е изд. – СПб.: Питер, 2004.

7. Гришина Н. В. Помогающие отношения: профессиональные и экзистенциональные проблемы // Психологические проблемы самореализации личности / Под ред. А. А. Крылова, Л. А. Коростылевой. – СПб.: СПбГУ, 1997.

8. Дикая Л. Г. Особенности регуляции функционального состояния оператора в процессе адаптации к особым условиям // Психологические проблемы деятельности в особых условиях / Под ред. Б. Ф. Ломова и Ю. М. Забродина. – М.: Наука, 1986.

9. Дикая Л. Г. Психическая саморегуляция функционального состояния человека. – М.: Институт психологии РАН, 2003.

10. Зеер Э. Ф. Психология профессий: Учебное пособие. – Екатеринбург: УГППУ, 1997.

11. Куликов Л. В. Психологическая устойчивость личности (Глава 5) // Психология здоровья: Учебник для вузов / Под ред. Г. С. Никифорова. – СПб.: Питер, 2003. С. 104–126.

12. Куликов Л. В. Стресс и стрессоустойчивость личности // Теоретические и прикладные вопросы психологии. Вып. 1. Ч. 1 / Под ред. А. А. Крылова. – СПб., 1995.

13. Леонова А. Б. Комплексная методология анализа профессионального стресса: от диагностики к профилактике и коррекции // Психологический журнал. 2004. № 2. С. 75–85.

14. Леонова А. Б. Основные подходы к изучению профессионального стресса // Вестник МГУ. Серия 14. Психология. 2000. № 3. С. 421.

15. Леонова А. Б. Психологическая саморегуляция и профилактика неблагоприятных функциональных состояний // Психологический журнал. 1988. Т. 10. № 3. С. 43–52.

Читайте также:  Механизмы утомления и особенности восстановления

16. Леонова А. Б. Психодиагностика функциональных состояний. – М.: МГУ, 1984.

17. Леонова А. Б., Величковская С. Б. Дифференциальная диагностика состояний сниженной работоспособности. Психология психических состояний / Под ред. А. О. Прохорова. Вып. 4. – Казань, 2002. С. 326–344.

18. Леонова А. Б., Величковская С. Б. Субъективный образ профессиональной среды как регулятор развития стресса. Тезисы 2–й Российской конференции по экологической психологии. – М.: Психологический институт РАО, 2000. С. 228–229.

19. Леонова А. Б., Качина А. А. Особенности синдрома профессионального стресса у менеджеров разного должностного статуса // Психология психических состояний. Вып. 6. – Казань: КГУ, 2006. С. 250–273.

20. Леонова А. Б., Кузнецова А. С. Психопрофилактика стрессов. – М.: МГУ, 1993.

21. Леонова А. Б., Медведев В. И. Функциональные состояния человека в трудовой деятельности. – М.: МГУ, 1981.

22. Мальцева Н. В. Проявления синдрома психического выгорания в процессе профессионализации учителя в зависимости от возраста и стажа работы: Автореф. дисс. … канд. псих. наук. – Екатеринбург, 2005.

23. Маркова А. К. Психология профессионализма. – М.: Знание, 1996.

24. Мясищев В. Н. Работоспособность и болезни личности // Советская невропатология, психиатрия и психогигиена. 1935. Т. IV. № 9–10.

25. Орел В. Е. Синдром психического выгорания личности. – М., 2005.

26. Орел В. Е. Структурно–функциональная организация и генезис психического выгорания: Автореф. дисс. … докт. псих. наук. – Ярославль, 2005.

27. Орел В. Е. Феномен выгорания в зарубежной психологии: эмпирические исследования и перспективы // Психологический журнал. 2001. № 1.

28. Орел В. Е., Картавая Е. С. Синдром психического выгорания к континууме психических состояний: сравнительный анализ // Психология психических состояний / Под ред. А. О. Прохорова. Вып. 6. – Казань, 2006. С. 318–337.

29. Практикум по психологии менеджмента и профессиональной деятельности / Под ред. Г. С. Никифорова, М. А. Дмитриевой, В. М. Снеткова. – СПб.: Речь, 2001.

30. Прохоров А. О. Психология неравновесных состояний. – М., 1998.

31. Рукавишников А. А. Опросник психологического выгорания для учителей: Руководство. – Ярославль: НПЦ «Психодиагностика»,

32. Скугаревская М. М. Синдром эмоционального выгорания у работников сферы психического здоровья: Автореф. дисс. … канд. псих. наук. – Минск, 2003.

33. Старченкова Е. С. Психологические факторы профессионального выгорания (на примере деятельности торгового агента):Авто–реф. дисс. … канд. псих. наук. – СПб., 2002.

34. Толочек В. А. Организационная психология и стили профессиональной деятельности государственных служащих. – М., 2003.

35. Толочек В. А. Современная психология труда. – СПб.: Питер, 2006.

36. Форманюк Т. В. Синдром «эмоционального сгорания» учителя // Вопросы психологии. 1994. № 6.

37. Burisch M. Das Burnout – Syndrom. Theorie der inneren Erschoep–fung. – Springer, 1989.

38. Cordes C. L., Dougherty T. W. A review and an integration of research on job burnout // Academy of Management Review. Vol. 18. Issue 4. 1993.

39. Dierendonck D. V., Schaufeli W. B., Sixma H.J. Burnout among general practitioners: a perspective from equity theory //Journal of social and clinical psychology. Vol. 13 (1), 1994.

40. Enzmann D., Kleiber D. Stress and Burnout in Psycho–social Professions. Heidelberg: Asanger. 1989.

41. Enzmann D., Schaufeli W. B., Janssen P., Rozeman A. Dimensionality and validity of the Burnout Measure // Journal of Occupational and Organizational Psychology. Vol. 71, Issue 4, 1998.

42. Firth G. H., Mims A. Burnout among special education parapro–fessionals // Teaching Exceptional Childre. Vol. 17. 1985.

43. GrunfeldE., Whelan T. J., ZitzelsbergerL. Cancer care workers in Ontario: prevalence of burnout, job stress and job satisfaction // Canadian Medical Association Journal. Vol. 163. Issue 2. 2000.

44. Hobfoll St. E. Stress, Culture and Community. N.Y., 1998.

45. Iwanicki E. E., Schwab R. L. A cross validation study of the Maslach Burnout Inventory // Educational and Psychological Measurement. Vol. 41. 1981.

46. Maslach C. Burnout. The Cost of Caring. Englewood Cliffs, NJ: Prentice–Hall. 1982.

47. Maslach C., Jackson S. E. The Maslach–Burnout–Inventory. Palo Alto, CA: Consulting Psychologists Press, 1986.

48. Perlman B., Hartman E. A. Burnout: Summary and Future and Research // Human relations. 1982. Vol. 35 (4).

49. Pines A. M., Aronson E. Career Burnout: Causes and Cures. New York: Free Press, 1988.

50. Pines A. M., Aronson E., and Kafry D. Burnout. From Tedium to Personal Growth. New York: Free Press, 1981.

51. Poulin J., Walter C. Social worker burnout: A longitudinal study // Social Work Research and Abstracts. Vol. 29. Issue 4. 1993.

52. Schaufeli W. B., Leiter M. P., Maslach C., Jackson S. E. MBI–General Survey // In C. Maslach, S. E. Jackson, and M. P. Leiter (Eds.), Maslach Burnout Inventory manual (3rd ed.). Palo Alto, CA: Consulting 53. Pyschologists Press. 1996.

53. Schaufeli W. B., Dierendonck D. V. The construct validity of two burnout measures // Journal of organizational behavior. Vol. 14. 1993.

54. Schutte N., Toppinen S., Kalimo R., Schaufeli W. The factorial validity of the Maslach Burnout Inventory–General Survey (MBI–GS) across occupational groups and nations //Journal of Occupational and Organizational Psychology. Vol. 73. Issue 1. 2000.

55. Shirom A. Burnout in work organizations // Cooper C. L., Robertston I. International Review of Induatrial and Organizational Psychology.

56. Rowe M. M. Hardiness as a stress mediating factor of burnout among healthcare providers // American Journal of Health Studies. Vol. 14, Issue 1. 1998.

По теме «Синдром одиночества в аспекте экзистенциального стресса»

1. Аргайл М. Психология счастья. – М., 1990.

2. Бурлачук Л. Ф., Коржова Е. Ю. Психология жизненных ситуаций. – М., 1998.

3. Водопьянова Н. Е. Профессиональное выгорание и ресурсы его преодоления // Психология здоровья / Под ред. Г. С. Никифорова. – СПб., 2003.

4. Корчагина С. Г. Генезис, виды и проявления одиночества. Монография. – М. 2005. С. 193.

5. Куликов Л. В. Здоровье и субъективное благополучие личности// Психология здоровья / Под ред. Г. С. Никифорова. – СПб., 2000.

6. Курбатова Т. Н., Мухиярова Е. Н. Самореализация и переживание одиночества // Психологичекие проблемы самореализации личности / Под ред. Л. А. Коростылевой. Вып. 7. – СПб.: СПбГУ, 2003. С. 145–158.

7. Лабиринты одиночества. – М., 1989.

8. Психологические проблемы самореализации личности / Под ред. А. А. Крылова, Л. А. Коростылевой. – СПб., 1997.

9. Пауэлл Дж. Полнота человеческой жизни. – М., 1991.

10. Прохоров А. О. Методики диагностики и измерения психических состояний личности. – М., 2004. С. 58.

11. Психологические проблемы самореализации личности / Под ред. А. А. Крылова, Л. А. Коростылевой. – СПб.: СПбУ, 1997.

12. Сейденберг Р. Одинокий брак в корпоративной Америке / Лабиринты одиночества: Пер. с англ. / Сост., общ. ред. и предисл. Н. Е. Покровского. – М.: Прогресс, 1989. С. 411–413.

13. Франкл В. Человек в поисках смысла. – М., 1990.

14. Элиот Р. С. Мы побеждаем стресс. – М., 1996

15. Bowlby J. Attachment and loss. Vol. 2.: Separation Anxiety and Anger. – N. Y.: Norton, 1973.

16. Johnson T. B. An Examination of Some Relationships Between Anomia and Selected Personality and Sociological Correlates in a Sample of High School Dropouts. Unpublished Doctoral Dissertation. – University of California Berkeley, 1969.

17. Sadler W. A. Creative existance: Play as a pathway to personal freedom and community. Humanitas, 1969.

18. Weiss R. S. Loneliness: The Experience of Emotional and Social Isolation. Cambridge MIT Press, 1973.

По теме «Тайм–синдром как последствие информационного стресса в профессиональной деятельности»

1. Ананьев Б. Г. О проблемах современного человекознания. – М.: Наука, 1977.

2. Багрова Н. Д. Фактор времени в восприятии человеком. – Л.: Наука, 1980. – 95 с.

3. Берд П. Тайм–менеджмент: Планирование и контроль времени. – М.: ФАИР–ПРЕСС, 2001.

4. Бодров В. А. Информационный стресс. – М., 2000.

5. Бодров В. А. Психологический стресс: развитие учения и современное состояние проблемы. – М., 1995.

6. Головаха Е., Кроник А. Психологическое время личности. – Киев: Наукова думка, 1984.

7. Головаха Е., Кроник А. Психологическое время: удивительные свойства сжиматься и прерываться // Популярная психология. Хрестоматия. – М.: Просвещение, 1990. С. 19–21.

8. Друкер П. Эффективный управляющий: http://www.ek–lit.agava.ru/ drucsod.htm

9. Жане П. Эволюция памяти и понятие времени // Хрестоматия по общей психологии: Психология памяти. – М.: МГУ, 1979. С. 85–92.

10. Зайверт Л. Ваше время – в ваших руках. – М., 1995.

11. Захаренко Г. Тайм–менеджмент. – СПб.: Питер, 2004.

12. Калинин С. И. Тайм–менеджмент. – СПб.: Речь, 2006.

13. Коддлер И. Успешная организация вашего времени. – М., 2003.

14. Левин К. Определение понятия «поле в данный момент» // Хрестоматия по истории психологии: Период открытого кризиса. Начало 1910–х – середина 1930–х гг. – М.: МГУ, 1980. С. 131–145.

15. Леонова А. Б. Основные подходы к изучению профессионального стресса // Вестник МГУ. Серия 14. Психология. 2000. № 3. С. 4–21.

16. ЛисенковаВ. П. Об индивидуально–типических особенностях оценки отмеривания и воспроизведения времени человеком // Вопросы философии и психологии, 1968. Вып. II. С. 139–144.

17. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. – СПб.: Питер, 2002. – 720 с.

18. Фресс П. Восприятие и оценка времени // Фресс П., Пиаже Ж. Экспериментальная психология. – М.: Прогресс, 1978. Вып. 6. С. 88–135.

19. Широкая М. Ю. Точность восприятия времени как показатель эффективности профессиональной деятельности операторов // Вестник Московского университета. Серия «Психология». 2000. № 3. С. 74–82.

По теме «Дифференциальная диагностика состояний сниженной работоспособности»

1. Леонова А. Б. Основные подходы к изучению профессионального стресса // Вестник МГУ. Серия 14. Психология. 2000. № 3. С 4–21.

2. Леонова А. Б., Величковская С. Б. Дифференциальная диагностика состояний сниженной работоспособности // Психология психических состояний / Под ред. А. О. Прохорова. Вып. 6. – Казань, 2006.

3. Леонова А. Б., Величковская С. Б. Субъективный образ профессиональной среды как регулятор развития стресса. Тезисы 2–й Российской конференции по экологической психологии. – М.: Психологический институт РАО, 2000. С. 228–229.

4. Леонова А. Б., Капица М. С. Методы субъективной оценки функциональных состояний человека // Практикум по инженерной психологии и эргономике / Под ред. Ю. К. Стрелкова. – М.: Изд–во «Академия», 2003.

Преодолевающее поведение в стрессогенных ситуациях

6.1. Теоретическое введение

Современное состояние проблемы преодолевающего поведения

Проблема преодолевающего поведения приобретает все большую популярность в зарубежной и отечественной психологии. Этому способствует повышение стрессогенности социальной жизни и трудовой деятельности человека, расширение спектра социальных кризисов, природных катаклизмов и техногенных катастроф. Разнообразие стрессогенных ситуаций и факторов, а также индивидуально–психологические особенности личности обусловливают различные способы (стратегии и стили) преодолевающего поведения человека в стрессовых обстоятельствах жизнедеятельности человека.

Истоки современных исследований преодоления жизненных трудностей и стрессов можно обнаружить в работах, опубликованных в конце XIX – начале XX столетия представителями психоаналитического направления [28, 36]. Большая часть работ З. Фрейда сфокусирована на способах, с помощью которых человек справляется с неприятными чувствами и эмоциями, либо подавляя их, либо используя другие защитные механизмы. В рамках психоаналитического подхода преодолевающее поведение в виде «копинга» (coping) трактуется как более совершенные формы психологической защиты (defense mechanism).

Проблема противодействия стрессу у западных исследователей получила отражение в понятии «копинг» (coping – от англ. «соре», которое, согласно Оксфордскому английскому словарю, предлагается употреблять в значении «успешно справиться, преодолевать»). В российской психологии понятие «копинг» включено в структуру стресса и переводится как психологическое преодоление или совладание, включающее комплекс способов и приемов преодоления дезадаптации и стрессовых состояний. Понятие «копинг» включает в себя многообразные формы активности человека, оно охватывает все виды взаимодействия субъекта с задачами внешнего или внутреннего характера, с трудностями, которые необходимо разрешить, избежать, взять под контроль или смягчить.

В настоящее время можно выделить три подхода в толковании понятия «копинг»:

1) как один из способов психологической защиты (трактуется в терминах динамики Эго), используемой для ослабления напряжения [37];

2) как относительно постоянную предрасположенность отвечать на стрессовые события определенным образом (рассматривается в терминах черт личности) [32];

3) как динамический процесс столкновения субъекта с внешним миром, который определяется особенностями их взаимодействия на различных стадиях развития этого процесса [44].

Термин «преодолевающее поведение» (копинг–поведение) в отечественной психологии появился в 1990–е гг., хотя стоящее за ним явление давно известно и изучается. Теоретические, методические и практические вопросы развития стресса и противодействия ему нашли отражение в работах Л. П. Гримака [79], Л. Г. Дикой [11], А. Б. Леоновой [18], В. И. Медведева [20], П. В. Симонова [26] и ряда других исследователей.

Т. Л. Крюкова [13, 14] рассматривает совладание (преодолевающее поведение) в русле когнитивно–поведенческого подхода и понимает под этим термином социальное поведение или комплекс осознанных адаптивных действий (когнитивных, аффективных, поведенческих), которые позволяют человеку справляться с внутренним напряжением и дискомфортом адекватными личностным особенностям и ситуации способами. Т. Л. Крюкова отмечает, что изучение совладающего поведения должно быть включено в контекст трудностей, на которые оно направлено.

В. А. Бодров [4] считает, что процесс «совладающего поведения», «поведения преодоления» является проявлением индивидуальных способов взаимодействия с окружающим миром (социальной, профессиональной и подобными ситуациями), в котором проявляются особенности (возможности) субъекта и характеристики ситуации, отраженные в его сознании в категориях ценности, значимости, сложности и последствий конкретного события. Такое поведение субъекта выступает как способ противодействия, защиты от нежелательного воздействия ситуации путем преобразования, снижения или смягчения ее требований, избежания, привыкания, приспособления к ситуации в целях снижения или ликвидации условий развития стресса.

С. К. Нартова–Бочавер [21] отмечает, что если раньше «существенным было положение о том, что coping вступает в действие, когда сложность задач превышает энергетическую мощность привычных реакций и требуются новые затраты, а рутинного приспособления недостаточно», то со временем это понятие стало использоваться не только применительно к экстремальным условиям, но и для описания поведения людей в сложных жизненных ситуациях, при хроническом воздействии стрессоров и повседневных негативных и радостных событий. По мнению автора, широкая распространенность термина «coping» можно объяснить тем, что он отражает две тенденции современной психологии личности: «Во–первых, это перенесение внимания с субъекта на целостную ситуацию, в которой он действует. Именно ситуация во многом определяет логику поведения человека и меру ответственности за результат его поступка… Во–вторых, это укрепление позиций идеографического подхода в психологии, ориентированного не на общее и постоянное в личности, а на особенное и изменчивое, присущее конкретному человеку в определенных условиях».

источник

Коллектив авторов
Психология кризисных и экстремальных ситуаций. Психодиагностика и психологическая помощь

Кризис – переломный момент в личностном развитии, он характеризуется высокой интенсивностью негативно окрашенных переживаний, чувствами тупика и безысходности. Кризис ставит человека перед необходимостью глубоких, трудных изменений, охватывающих всю психику, он дает шанс для дальнейшего развития личности или – при неблагоприятном развитии – заканчивается психической травмой.

Кризисное состояние означает утрату личностной идентичности и жизненных ориентиров. Кризис – относительно длительное состояние, требующее от человека зачастую трудной душевной работы по его преодолению.

Кризисные состояния связаны с личностной структурой человека, так как они сформированы всей логикой личностного развития. Безусловно кризисное состояние, как и экстремальное, может быть вызвано и внешними событиями, но оно не порождено, а лишь спровоцировано ими.

Особенности и проблемные стороны психодиагностики кризисных состояний следующие:

• трудность в объективизации кризисного состояния,

• отсутствие данных о благоприятном (позитивном) протекании кризисов,

• сложность подбора диагностического инструментария.

Как и в случае с экстремальными состояниями, констатировать наличие или отсутствие кризиса может только сам человек, исходя из собственных субъективных ощущений. Несмотря на то, что кризисные состояния так же, как и экстремальные, характеризуются предельной интенсивностью переживаний, в кризисе эти переживания более растянуты во времени и психика оказывается менее дезорганизованной и более склонной к рефлексии. Более того, часто человек, находясь в кризисе, полностью охвачен своими переживаниями и самоанализом. Таким образом, для изучения кризисных состояний, как и для экстремальных, основным психодиагностическим методом является клинико-психологический. Однако здесь в большей мере, чем для изучения экстремальных состояний, применимы самоотчеты (беседа, интервью, нарративы). Также, поскольку кризис, как правило, является поворотным моментом в личностном развитии, для исследования и описания стадий жизненных кризисов используется биографический метод. Часто человек не может обозначить начало кризисного состояния (кроме случаев, когда пусковым механизмом оказалось какое-то внешнее воздействие) и сформулировать, на каком именно этапе у него появились трудности. Использование биографических методов [1] предполагает получение информации, источником которой являются: интервью, спонтанные и спровоцированные автобиографии, свидетельства очевидцев, опросники, контент-анализ дневников, писем и т. п. При использовании биографического метода с целью изучения стадий жизненных кризисов личности исследователи собирают и обобщают материалы, отражающие подробные сведения об определенных жизненных событиях человека, происходивших до, во время и после кризиса, а также о психологических закономерностях протекания этого отрезка жизни.

В случае обращения человека к специалисту объективация актуального кризисного состояния затруднена по ряду причин. Во-первых, часто люди в критической ситуации обращаются за помощью дистанционно (телефонное и интернет консультирование), что существенно уменьшает возможность оценить актуальное состояние, поскольку такая форма общения сокращает каналы восприятия. Во-вторых, довольно часто подобные обращения бывают единичными, и в этом случае основной задачей психодиагностики является психопрофилактика, а именно выявление угрозы травматизации.

Другой особенностью психодиагностики кризисных состояний является то, что иногда жалобы в большей степени предъявляет не сам человек, а его окружение (особенно часто при возрастных кризисах). В таких случаях на первый план выступает задача дифференциального диагностирования между «нормативным» проявлением переживания кризиса и манифестацией психических расстройств.

Жизненные кризисы на протяжении своей жизни переживает большинство людей, но только единицы обращаются к специалистам. Как уже говорилось выше, чаще всего в поле зрения психологов попадают люди, которые не могут самостоятельно справиться с кризисной ситуацией. Данных о так называемом благоприятном переживании кризисов практически нет. Вместе с тем крайне важно выявление характеристик, прогностически ценных относительно переживания кризиса. В настоящее время достаточно сложно однозначно выявить, что конкретно определяет, станет ли кризис шансом для личностного развития или приведет к психическим нарушениям, насколько это связано с личностными особенностями самого человека и какие из них способствуют более благоприятному или, напротив, негативному разрешению кризисной ситуации. Переживание кризисов непременно приводит к изменению личностных особенностей, что существенно усложняет изучение преморбидных характеристик, исследователям становится трудно отделить то, что было характерно для человека до кризиса, а что было приобретено впоследствии.

Читайте также:  Состояние монотонии утомления переутомления

Особая сложность заключается в том, что при решении научно-исследовательских задач изучения кризисных состояний наиболее диагностически значимыми оказываются такие личностные структуры и механизмы, для изучения которых крайне сложно подобрать инструментарий. С одной стороны, необходимо учитывать, что в той или иной степени под воздействием кризисной ситуации меняется вся личность в целом, с другой стороны, необходимо всё-таки отметить, в чем именно заключаются изменения и с чем связаны трудности в разрешении кризисной ситуации. Это приводит к необходимости применения достаточно широкого спектра психодиагностических методов.

В итоге, можно выделить следующие основные направления в психодиагностике кризисных состояний:

✓ Психодиагностика актуального состояния

– непосредственно в момент переживания кризиса при обращении за помощью,

– ретроспективно (воспроизведение состояния в период переживания кризиса),

– лиц с признаками прогностически неблагоприятного переживания кризиса, выявленных в группах риска (сенситивные возрастные периоды, сложные жизненные ситуации И др.)>

– в процессе динамики психического состояния в период переживания кризиса.

✓ Изучение следующих индивидуально-личностных характеристик, влияющих на протекание кризиса, т. е. психологических факторов:

– влияющих на интенсивность и особенности эмоциональной окраски переживания кризисов,

– способствующих благоприятному протеканию и позитивному выходу из кризисов,

– прогностически значимых для неблагоприятных исходов психологических кризисов.

Психодиагностические задачи и методы их решения находятся в непосредственной зависимости от парадигмы, в рамках которой изучаются эти сложные психологические категории. Надо отметить, что в научных исследованиях и в прикладной психодиагностике специалисты далеко не всегда отчетливо осознают теоретико-методологическую базу, на основе которой строят свои гипотезы и проводят научную или практическую работу. Чаще сами цели исследований, их методический арсенал, свидетельствуют о том, что работа осуществляется в рамках определенного психологического направления. Безусловно, было бы предпочтительнее, чтобы, планируя исследование, автор осмысленно ориентировал себя в рамках определенной теоретической основы.

В связи с этим рассмотрим конкретные задачи психодиагностики, психодиагностический инструментарий, используемый в исследованиях и психологической практике в зависимости от теоретической ориентации психолога.

Экстремальное состояние в бихевиоралъно-когнитивной парадигме понимается как сверхсильный стресс, т. е. не как самостоятельная категория, а как одно из частных проявлений стресса. Кризис также понимается как стресс и на языке этого направления, скорее всего, может быть отнесен к пролонгированному макрострессу (Абабков В. А., Перре М., 2004).

Наряду с пониманием стресса как неспецифического адаптационного синдрома в бихевиорально-когнитивной психологии вводится понятие психологического стресса. В наиболее распространенных трансактных моделях [80, 81; 97] психологический стресс рассматривается как часть динамической системы взаимодействия человека и окружающей среды. Отсутствие «соответствия» между возможностями человека и требованиями со стороны среды вызывает ответную реакцию – стресс. Стресс рассматривается как индивидуально воспринимаемый феномен, опосредованный психологическими особенностями личности. Общим для трансактных моделей психологического стресса являются: наличие воздействия на индивида, оценка угрозы со стороны воздействия и возможностей ее преодоления, физиологические и психологические реакции на несоответствие вызова и возможностей преодоления, реакции преодоления доступными человеку способами, как неосознаваемыми, так и осознаваемыми (когнитивные, поведенческие реакции, психологическая защита).

В соответствии с психологическими позициями и ориентирами исследований этого направления можно выделить и различные психодиагностические задачи, а также методы, позволяющие их решать.

Решение психодиагностических задач определения реакций на оказанное воздействие осуществляется с помощью следующих методов, традиционно в специальной литературе обозначаемых как методики, направленные на оценку стрессовых состояний:

Шкала реактивной (ситуативной) и личностной тревожности (Ч. Д.Спилбергер, 1973, адаптирована Ю.Л.Ханиным, 1978).

Методика «Шкала психологического стресса PSM-25» (L.Lemyre, R.Tessier, L. Fillion, 1991) в адаптации Н.Е. Водопьяновой, 2009.

Методика «Оценка нервно-психического напряжения» (Т.А. Немчин, 1981).

Опросник «Актуальное состояние» (Л. В. Куликов, 1997).

Методика определения доминирующего состояния (Л. В. Куликов, 2003).

Личностная шкала проявлений тревоги (Дж. Тейлор), адаптирована Т. А. Немчиным, 1983.

Опросник «Утомление – монотония – пресыщение – стресс» (версия немецкого опросника BMS II, адаптированная А. Б. Леоновой, 1984. и ряд других методов [2; 3].

Для решения задачи исследования стимулов, которые могут оказаться экстремальными, используют опросные листы по определению гипотетической «стрессовой силы». К таким методам относится довольно широко используемая «Шкала жизненных событий» Т. Холмса и Р. Райха (Т.Н. Holmes, R.H.Rahe) [96]. Шкала представляет собой список жизненных событий, которые, по результатам исследования авторами более пяти тысяч пациентов, оказали негативное влияние на их психическое и соматическое здоровье. Каждому важному жизненному событию в этом списке соответствует определенное число баллов, соответствующее степени его «стрессогенности». Итоговая оценка выражает степень стрессовой нагрузки.

Однако значимость таких методов для изучения экстремальных состояний не столь очевидна, так как эмоционально окрашенные события в этой шкале далеко не всегда, а точнее – редко, можно отнести к априорно экстремальным. Возможно, такие методики выполняют исследовательскую задачу по выявлению «стрессоров» (точнее, «дистрессоров»), характерных для различных групп людей, да и то с поправкой на культуральные различия и на время, прошедшее с момента их создания. Но и в этом случае ранжирование ситуаций, являющихся дистрессорами для популяции в целом, представляет интерес скорее для социолога, а не психолога. Вряд ли можно согласиться с тем, что одно и то же событие имеет схожее значение для разных людей и что по наличию этих событий в жизни человека можно судить об уровне его эмоционального напряжения или стресса. Более того, это не согласуется с взглядами авторов концепции психологического стресса, в рамках которой оценка степени угрозы воздействия на человека носит индивидуальный характер.

Более обоснованными представляются исследования, направленные на изучение характеристик тех психосоциальных стимулов, которые переводят их в ранг «дистрессоров» для конкретного человека (или в исследовательских целях для групп людей, объединенных по тем или иным признакам). Хотелось бы подчеркнуть, что такие исследования требуют тщательно построенного эксперимента, оснащенного методиками объективирования тех реакций, которые исследователи относят к стрессорным. Возможно модифицирование процедуры проведения описанной выше методики «Шкала жизненных событий», например, оценивание самим респондентом представленных в списке жизненных ситуаций по степени стрессового воздействия личного для него.

Задачу психодиагностики гипотетически экстремальных жизненных ситуаций в жизни человека решает также Life Experience Questionnaire, русскоязычная версия «Опросника травматических состояний» [63] – биографическая методика, позволяющая определить наличие в травматического опыта и степень значимости его в жизни человека.

В современных исследованиях когнитивно-поведенческого направления наиболее разработанными и широко используемыми стали следующие методы изучения копинг-стратегий:

«Опросник для изучения копинг-поведения» (E.Heim, 1988) адапитирован Б. Д. Карвасарским с соавт., 1999.

Опросник «Индикатор стратегий преодоления стресса» («TheCopingStrategylndicators», CSI, J. Н. Amirkhan, 1990), адаптированный Н. А. Сирота, 1994 совместно с В.М.Ялтонским, 1995.

Опросник «Стратегии совпадающего поведения» – ССП (Folkman S., Lazarus R. S., Ways of Coping Questionaire 1988), адаптированный и стандартизованный на отечественной выборке Л. И. Вассерманом с соавт., 2009.

В основе указанных опросников лежат разработанные авторами классификации копинг-стратегий, базирующиеся, в свою очередь, на разных признаках. Однако эти опросники не лишены недостатков, так как определяемые с их помощью характерные для человека копинговые стратегии не могут быть для него универсальными в разных жизненных ситуациях. Более того, одни и те же копинговые стратегии в одних обстоятельствах могут быть эффективными, тогда как в других не только не ведут к снижению напряжения, но и наносят вред. Кроме того, представляются спорными и некорректными научные гипотезы о наборе копинг-стратегий, характерных для групп людей, занимающихся, например, одной профессиональной деятельностью.

Вместе с тем, наряду с копинговыми стратегиями, авторы выделяют ряд психосоциальных, способствующих стрессоустойчивости факторов, относительно независимых от характеристик стрессовых ситуаций. К ним относят комплекс адаптивных индивидуально-типологических особенностей, таких как оптимизм, интернальный локус контроля, самооценка, а также социальная поддержка.

Диагностика стрессоустойчивости и индивидуально-психологических особенностей, влияющих на предрасположенность к стрессу, осуществляется с помощью следующих методик:

Методика определения нервно-психической устойчивости, риска дезадаптации в стрессе «Прогноз-2» (В. Ю. Рыбников [55]).

Многоуровневый личностный опросник «Адаптивность» (МЛО-АМ) А. Г. Маклакова, С.В.Чермянина (см.: Практическая психодиагностика, 2001).

Перцептивная оценка типа стрессоустойчивости – сокращенная методика определения поведения типа А (Н. П. Фетискин, В. В. Козлов, 2002).

Экспресс-диагностика склонности к немотивированной тревожности (В. В. Бойко, 1996).

Методика диагностики уровня социальной фрустрированности (Л. И. Вассерман, М. А. Беребин, Б. В. Иовлев, 2004).

Тест-опросник «Исследование субъективного контроля» (Дж. Роттер, 1954), адаптирована Е. Ф. Бажиным с соав., 1984.

Экспресс-диагностика уровня самооценки (Н. П. Фетискин, В. В. Козлов, Г. М. Мануйлов, 2002).

Методика диагностики социально-психологической адаптации (К. Роджерс, Р. Даймонд, 1954), адаптирована Т. В. Снегиревой, 1987; А. К. Осницким, 1991.

Методика изучения временной перспективы Ф.Зимбардо (Zimbardo Time Perspective Inventory: ZTPI, Zimbardo P. G., Boyd J.N., 1999), адаптирована А. Сырцовой, E. T. Соколовой, О. В. Митиной, 2007.

В последние десятилетия в рамках когнитивного подхода распространение получила теоретическая модель, согласно которой основополагающей причиной психических нарушений, возникающих вследствие психотравмы, является разрушение базовых убеждений – «картины мира» человека. Психодиагностической мишенью для исследований в рамках этой парадигмы оказывается изучение представлений человека о мире и о себе в этом мире. Что происходит с этими базовыми убеждениями в результате экстремальных событий? Какие из них оказываются наиболее уязвимыми? Решение таких психодиагностических задач является не только важным для расширения психологических знаний о происхождении психической травмы, но и полезным для построения психокоррекционной работы, направленной в соответствии с лежащими в ее основе теоретическими знаниями на реконструкцию картины мира (не восстановление, а реконструкцию с включенным в нее новым опытом). Психодиагностика «картины мира» наряду с клиническим методом может осуществляться с помощью следующих методик:

«Шкала базовых убеждений» (R. Janoff-Bulman, 1992) в адаптации А. В. Котельниковой, М. А. Падун, 2008; Г. У Солдатовой, Л. А. Шайгеровой, Т. Ю. Прокофьевой, О. А. Кравцовой, 2008.

Методика «Смысложизненные ориентации» – СЖО (Purpose-in-Life Test, D. Crumbaugh, L.Maholick, 1964), адаптирована в 1981 г. К. Муздыбаевым, в 1992 г. модифицирована Д. А. Леонтьевым.

Исследователи психодинамической школы, для которых понятие «психотравма» является основополагающей, направляют свои усилия на понимание тех психических механизмов, которые включаются в экстремальном для человека состоянии для защиты его Эго-структуры. Основное внимание психодинамически ориентированные психологи уделяют психологическим защитам, сформированным человеком в течение жизни, поскольку именно они по каким-то причинам оказываются не в состоянии выдержать обрушившиеся на психику воздействия. На смену им приходят другие – или более примитивные, или так называемые злокачественные (в случае катастрофической травматизации), позволяющие сохранить Я биологическое, жертвуя сформированной Я-структурой. Здесь в фокусе внимания – структура Я и ее защиты.

Кризис в психодинамической парадигме наиболее полно представлен в теории идентичности Э. Эриксона (1996), под которой он понимает набор черт или индивидуальных характеристик (постоянных или хотя бы преемственных во времени и пространстве), делающих человека подобным самому себе и отличным от других людей. Это, по словам автора, «самая сердцевина, ядро» личности. Его же эпигенетическая теория развития личности легла в основу выделения им ступеней жизненного пути, на каждой из которых решаются конкретные психологические задачи. Переход на каждую возрастную ступень сопровождается кризисом.

Таким образом, для психологов психодинамического направления предметом изучения является структура Я, ценностная структура, защитные механизмы, бессознательные конфликты – все те психические процессы, которые принято называть глубинной психологией. Излишне пояснять, почему основным методом здесь выступает клинико-психологический.

В качестве вспомогательных могут использоваться:

«Я-структурный» тест (Г. Аммон, 1976) адаптирован Ю. Я Тупициным, В. В. Бочаровым и др., 1998.

Методика изучения ценностных ориентаций (М. Рокич, 1973) адаптированная Д. А. Леонтьевым, 1992.

Методика «Индекс жизненного стиля» – определение системы защитных механизмов психики (R. Plutchik, Р. Kellerman, H.Counte, 1979) адаптирована Е. Б. Клубовой, 1995, 1998.

Проективные методы (В. Н. Мясищев с соавт, 1969, Е. Т. Соколова, 1980):

тематический апперцепционный тест – TAT (Н. Murray, 1943), описан Н. К. Киященко, 1965; Е. Т. Соколовой, 1974; И. Н. Гильяшевой, 1976;

рисуночный тест «Человек под дождем» (Е. Романова, Т. Сытько, 1992);

– рисуночный тест «Несуществующее животное» (С. Э. Габидулина, 1986; М. 3. Друкаревич, 1990);

– методика «Незавершенные предложения» (А. Пейн, 1928, Д. Сакс, С. Леви, 1950) апробирована Г. Г. Румянцевым, 1969;

– «Тест руки» – Hand-test (Э. Вагнер, 1962), адаптирован Т. Н. Курбатовой, 2001;

– тест Л. Сонди (Л.Сонди, 1939), модифицированный и адаптированный вариант Л. Н. Собчик, 2003.

Одним из наиболее важных факторов развития психотравматизации в экстремальных ситуациях, с точки зрения приверженцев психодинамического направления, является включение диссоциативных процессов. Прогностически важным относительно психической травмы поэтому является наличие признаков диссоциации в экстремальной ситуации. Психодиагностическим инструментом, позволяющим ретроспективно оценить наличие диссоциаций переживания экстремальной ситуации, является «Опросник перетравматических диссоциаций» (В. А. Агарков, Н. В. Тарабрина, 1998). В остром периоде травмы диссоциация проявляется как механизм защиты от невыносимых негативных переживаний, она оказывает анестезирующее действие, выводит индивида из соприкосновения с интенсивными болезненными чувствами и эмоциями, вызванными травмой.

Еще один опросник, направленный на изучение диссоциации – «Шкала диссоциаций» («Dissociation Experience Scale», Е. М. Bernstein, F. W. Putnam, 1986). На русский язык опросник переведен и адаптирован В. А. Агарковым и Н. В. Тарабриной в 1999 г. В данной методике оцениваются проявления механизма диссоциации и в обыденных условиях, и в экстремальных потенциально психотравмирующих ситуациях.

В рамках гуманистической, или экзистенциальной, психологии экстремальные и кризисные состояния могут рассматриваться как переломные моменты в самореализации человека. Экстремальное состояние есть отражение острой угрозы реализации всего жизненного замысла. Кризис – поворотный, переломный момент в его осуществлении. В экстремальных состояниях психологической задачей человека является переживание нового необычного опыта, имеющего угрожающий характер (возможно, даже витальную угрозу), и интеграция его в предыдущий жизненный опыт.

В кризисе жизненный замысел и путь к его осуществлению оказываются под сомнением. Субъективное чувство тупика, безвыходности, характерное для кризиса, свидетельствует о блокировании главной, с позиций гуманистической психологии, личностной цели – самоактуализации человека. Психологическими задачами переживания кризисного состояния является обретение человеком новых жизненных смыслов, новых ориентиров и ценностей. Решение этих задач позволяет не только пережить кризис благополучно, но и может вывести личность на новую ступень ее развития, расширив экзистенциальный опыт. Ревизия ценностей, пересмотр старых или поиск новых жизненных смыслов, восстановление снизившейся самооценки оказываются здесь в фокусе психологической помощи и, соответственно, психодиагностики.

Исследования самосознания, ценностной структуры методически слабо оснащены. Существует ряд психодиагностичеких инструментов, предназначенных для этих целей:

Методика «Ценностные ориентации» (М.Рокич, 1973), адаптированная А. Гоштаусом, А. А. Семеновым, В. А. Ядовым (Саморегуляция, 1979), модифицированный вариант Д. А. Леонтьева, 1992.

Методика «Ценностные ориентации личности», созданная на основе теории универсального содержания и структуры ценностей С. Шварца и УБильски, 1990, адаптированная Е. В. Пахомовой, 2011.

Созданные для социологических опросов и в настоящее время широко используемые в различных психологических дисциплинах эти методы могут оказаться полезными не только для индивидуальной диагностики, но для исследований групп. Критериями для объединения в группы могут быть самыми разными: событие, «спровоцировавшее» кризис, возраст, пол, профессиональная деятельность и др.

Полезными для изучения экзистенциальных проблем могут быть уже упомянутый выше тест СЖО, метод Ч. Осгуда «Семантический дифференциал» (Ч. Осгуд, 1968; описан Т. Л. Федоровой, 1978), который позволяет получить представления о той или иной ценности в семантическом поле как отдельного человека, так и в группе людей.

Методы, применяемые для измерения самооценки, самосознания, самоотношения, которые могут быть использованы при психологической диагностике человека, находящегося в кризисном состоянии и после преодоления кризиса – для объективации данных о восстановлении личностной идентичности и интеграции личности, следующие:

Q-сортировка (W. Stephanson, 1958), адаптирована Г.Л.Исуриной, 1979, С. В. Цыцаревым, 2002.

Опросник самоотношения – ОСО (В. В. Стопин, 1985,1987).

Методика исследования самоотношения – МИС (С. Р. Пантелеев, 1993).

Методика измерения самоотношения – СОТКУ (В. Н. Куницына с соавт., 2001).

Методика «семантический дифференциал» (Ч. Осгуд, 1968), Т. Л. Федорова, 1978.

Методика определения самооценки (Т.Дембо, 1962), модифицированная С. Я. Рубинштейн, 1970.

Опросник для изучения образа Я у подростков Д. Оффера (С. А. Кулаков, В. В. Дементьев, 1990).

В близком экзистенциальному современном культурно-историческом подходе выделяется «возможностная» теория личности по Д. А. Леонтьеву. В рамках этого подхода в центре внимания оказывается личностный потенциал (сила Я, сила воли, саморегуляция, жизнестойкость). Суть понятия личностного потенциала лежит в основе личностной автономии и самодетерминизации. Личностный потенциал связан не только с характером человека, но и с определёнными содержательными характеристиками его личности, такими, как убеждения, ценности, смыслы, но и они не являются прогностически эффективными относительно личностного потенциала в критической ситуации, когда ценности окажутся под угрозой. Сам автор указывает на методологические трудности его операционализации. Вместе с тем в соавторстве с Е. И. Рассказовой в 2006 г. им переведен и адаптирован «Тест жизнестойкости» С.Мадди, направленный на выявление личностного конструкта, характеризующего меру способности личности выдерживать стрессовую ситуацию, сохраняя внутреннюю сбалансированность и уровень успешности деятельности.

Одним из проявлений кризиса может являться дезинтеграция в мотивационно-личностной сфере – конфликт соотношения ценности и доступности ее реализации. Методика «Уровень соотношения “ценности” и “доступности” в различных жизненных сферах», разработанная Е. Б. Фанталовой в 1996 г., позволяет обнаружить степень неудовлетворенности текущей жизненной ситуацией, внутреннюю конфликтность ценностной сферы, явления блокады основных потребностей, а также уровень самореализации, интегрированности, гармонии личности.

Методика «Духовный кризис» (Л. В. Восковская (Шутова), А. В. Ляшук, 2005) направлена на исследование явления духовного кризиса, который понимается авторами как «состояние переживания утраты бытийной основы существования, которое возникает в ответ на эмоциональную реакцию относительно индивидуально-значимого события или явления и сопровождается нарушением процесса поиска сакрального». Методика позволяет определить наличие и степень выраженности переживаний, связанных с такими экзистенциальными категориями, как страх смерти, одиночество, свобода, бессмысленность, вина, ответственность, неудовлетворенность и страдание. Оценка наличия кризисных переживаний в жизни обследуемого производится в различных временных измерениях (прошлом, настоящем, будущем).

источник